Судебное заседание по утверждению «стрелочника»

адвокат Сочи Ерченко Л.В.
Судья Адлерского районного суда г. Сочи Шепилов С.В.
Уголовное ДЕЛО № 1-117/16 (1-я инстанция) 
секретарь: Бараник Э.П.,
государственный обвинитель:
старший помощник прокурора г. Сочи Пруц И.В.  
подсудимый(ая):  Хамитова Л.А.
защита адвокат(ы): Ерченко Л.В. 
pervaya-instantsiya apellyatsiya pervaya-kassatsiya vtoraya-kassatsiya nadzor

СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО:

Первое слушание назначено на 24.02.2016 в 10.00. час. Как оказалось, на этот день судья назначил не судебное заседание, в чём по телефону уверяла адвоката секретарь судьи, а предварительное слушание для решения вопроса о продлении меры пресечения (домашний арест).

Гос. обвинитель просил продлить арест подсудимой на 3 месяца на прежних условиях. Сторона защиты возражала, предложив суду смягчить режим содержания подсудимой, предоставив ей возможность ежедневных 2 — х часовых прогулок.

При этом судом исследовался некий документ — направленное на электронную почту суда сообщение от имени потерпевшей (матерью утонувшего ребёнка), в котором последняя сообщает о том, что ей известно о раскаянии подсудимая.

Очевидно, что данный документ был сфальсифицирован кем — то из заинтересованных лиц для того, чтобы уже на первом этапе попытаться создать у судьи мнение о том, что подсудимая признаёт свою вину.

Кому это нужно понятно, а потому с учётом того, что эта попытка так и осталась таковой, судья Шепилов С.В. ходатайство гос. обвинителя удовлетворил с учётом пожелания стороны защиты, разрешив подсудимой ежедневно выходить на 2 часа из своего жилого помещения на прогулки.

Кроме того, стороной защиты заявлено ходатайство о разрешении фото — и видеозаписи хода судебных заседаний лицами, не участвующими в судебном процессе.

Данное ходатайство по формальным основаниям оставлено судьёй без рассмотрения с предложением вернуться к его разрешению перед началом первого судебным заседанием.

Таким образом, сторона защиты в целом удовлетворена началом судебного процесса и на сегодняшний день считает, что суд по данному уголовному делу в лице председательствующего судьи Шепилова С.В. должен быть в будущем адекватным и объективным.

Что будет дальше — время покажет! Судебное заседание нахначено на 02.03.2016 в 10.00 час.

02.03.2016 первое судебное заседание. Видео и фотосъёмка разрешена. Государственный обвинитель зачитал обвинительное заключение, суд выяснил отношение подсудимой к предъявленному обвинению, с которым последняя была категорически не согласна, после чего приступил к установлению порядка исследования  доказательств. Государственный обвинитель предложил суду классический вариант исследования доказательств (ч.ч. 1, 2 ст. 274 УПК РФ), а защита в свою очередь предложила суду начать допрос с подсудимой, чтобы изначально понять её позицию и соответственно производить допросы свидетелей с учётом её позиции. Кроме того, сторона защиты предложила суду исследовать письменные доказательства по мере необходимости в подтверждении тех или иных обстоятельств. Изначально судья Шепилов С.В. с вариантом защиты согласился, но после «реплики» государственного обвинителя о том, что нужно соблюдать требования УПК РФ и права подсудимой, судья принял вариант исследования доказательств, предложенный стороной обвинения, несмотря на то что требования УПК РФ, на которые ссылался государственный обвинитель, а именно требования ч. 1 ст. 275 УПК РФ, предусматривают право подсудимой давать показания первой вне зависимости от позиции стороны обвинения.

Как бы то ни было, защитник с подсудимой не стали возражать такому порядку исследования доказательств, поскольку в силу ч. 3 ст. 274 УПК РФ подсудимая вправе давать показания на любой стадии судебного следствия, невзирая на установленный судом порядок исследования доказательств.

Затем, после оглашения по ходатайству государственного обвинителя показаний трёх свидетелей-спасателей аквапарка, на что сторона защиты согласилась с учётом оглашения их показаний, в том числе на очных ставках с подсудимой, государственный обвинитель попытался ограничиться только текстом протоколов допроса.

 Но поскольку такое выборочное исследование доказательств стороной обвинения выглядело нелогично и противоречило позиции защитника, согласившегося на их оглашение с учётом оглашения очных ставок, в итоге были оглашены все протоколы очных ставок, сведения из которых полностью опровергли версию обвинения!

После оглашения показаний спасателей сторона защиты задала подсудимой ряд вопросов, ответы на которые, только у сильно заинтересованных в обвинительном приговоре лиц, не могут вызвать сомнения в виновности подсудимой. Но когда защитник пытался подтвердить ответы подзащитной материалами уголовного дела, государственный обвинитель «почему — то» возражал против этого, ссылаясь на установленный судом порядок исследования доказательств.

Видимо, основной принцип работы государственных обвинителей из Адлерской районной прокуратуры г. Сочи — это поддерживать государственное обвинение, не давая возможности подсудимым высказать суду свою позицию по доказательствам стороны обвинения тогда, когда они считают это нужным, что прямо предусмотрено ч. 1 ст. 274 УПК РФ, и что позволяет подсудимым в силу ч. 2 ст. 274 УПК РФ предоставлять суду доказательства своей невиновности после или во время дачи своих показаний.

В связи с тем, что судебное следствие по данному уголовному делу ещё не завершено, видеозапись показаний подсудимой будет опубликована с целью объективности и всесторонности судебного следствия по его окончанию.

Итак, уже на первом этапе судебного разбирательства позиция государственного обвинителя по настоящему уголовному делу стала для стороны защиты очевидна — всё должно быть так как обычно и обязательно с обвинительным приговором. Увы, но при таком подходе к исследованию доказательств уголовного дела рассчитывать на объективность со стороны обвинения не имеет смысла. Значит остаётся только одно — надеется на объективное, полное и всестороннее исследование доказательств судом!

Следующее заседание 03.03.2016 в 10.30 час.

03.03.2016 судебное заседание прошло, если можно так выразиться, в деловом режиме. Было допрошено 5 свидетелей обвинения из НАО «Красная поляна». После каждого их допроса версия стороны обвинения опровергалась всё новыми и новыми сведениями. Создалось такое впечатление, что государственный обвинитель изначально не предполагал, что обвинение подсудимой строится на пустом месте, и многие сведения, сообщённые свидетелями, ставили его в сложное положение относительно поддерживаемого обвинения. Из вопросов, задаваемых свидетелям, было видно, что государственный обвинитель стал выяснять для себя объективную картину взаимоотношений НАО «Красная поляна»с  «ФАЙН ОТЕЛЬ ТУРИЗМ ИШЛЕТМЕДЖИЛИК А.Ш.», как организована работа в аквапарке «Маунтин-Бич», а также истинные причины отсутствия в аквапарке должного числа спасателей и медицинского кабинета. При этом было видно, что в этом его поддерживал председательствующий.

Таким образом,  создалось впечатление, что уже после этого судебного заседания всем участникам судебного разбирательства стало ясно, что какой — либо вины подсудимой в случившейся трагедии нет и быть не может в принципе, поскольку, если предположить, что она действительно работала администратором аквапарка, то в тех условиях, в которые её поставили руководители НАО «Красная поляна» и «ФАЙН ОТЕЛЬ ТУРИЗМ ИШЛЕТМЕДЖИЛИК А.Ш.», выполнять свои обязанности надлежащим образом было практически невозможно!

В связи с тем, что судебное следствие по настоящему делу не закончено, видеозапись показаний свидетелей не публикуется в целях объективности судебного разбирательства.

Следующее судебное заседание назначено на 10.03.2016 в 10.00 час.

10.03.2016 судебное заседание прошло быстро. Допрошено 6 свидетелей и зачитаны письменные показания 2-ух свидетелей стороны обвинения. Какой — либо полезной информации для обвинительного уклона Хамитовой Л.А. государственный обвинитель от допрошенных свидетелей не получил, но вместе с тем были получены сведения, которые должны заинтересовать в впервую очередь потенциальных обвиняемых по этому уголовному делу, поскольку эти сведения вызывают обоснованные сомнения в наличии причинной связи между утоплением ребёнка и его смертью.

Следующее судебное заседание назначено на 16.03.2016 в 09.30 час.

16.03.2016 допрошено несколько основных свидетелей обвинения из НАО «Красная поляна», в том числе бывший генеральный директор Терентьев Л.А.,  который наконец — то ответил на вопрос защиты, почему следователь из всех потенциальных обвиняемых предъявил обвинение в совершении преступления именно Хамитовой Л.А.!

Оказывается, со слов бывшего руководителя подсудимой, она работала в НАО «Красная поляна» по двум приказам, выполняя одновременно обязанности по двум должностным инструкциям, но почему — то заработную плату Хамитова Л.А. получала только за выполнение обязанностей по одной должности.

Видимо, для НАО «Красная поляна» законодатель принял специальный трудовой кодекс.

Вместе с тем на вопрос защитника: «Вас устраивало то, что аквапарк извлекал материальную выгоду для НАО «Красная поляна» и для Вашей зарплаты путём его эксплуатации, не отвечающей требованиям безопасности посетителей», — бывший руководитель НАО «Красная поляна» вразумительного ответа так и не дал, пытаясь создать у суда только видимость ответа с противоречивыми показаниями.

P.S. В этот же день получены копии протоколов предыдущих судебных заседаний. Объективность сведений в этих протоколах можно оценить на «+ 4», что было неожиданно, поскольку суды общей юрисдикции никогда не блистали в этом плане объективностью даже в Москве.

Почему не на 5, потому что некоторые обстоятельства, связанные с действиями и решениями председательствующего, направленных на поддержку гособвинения, секретарь в протоколе не указала.

Несмотря на то что стороной защиты уже были подготовлены проекты замечаний на эти протоколы, тем не менее, они в экспедицию суда не сдавались, поскольку задача защиты не склочничать, а защищать, выстраивая позицию не на формальностях, а на доказательствах, полученных в судебном заседании, к каковым действия председательствующего не относятся .

22.03.2016 потерпевшая направила в суд своего представителя. Поменялся государственный обвинитель. Оглашены письменные показания трёх свидетелей.     

24.03.2016 судебное заседание прошло быстро. Представитель потерпевшего не явился, государственный обвинитель тот же. Допрошен один свидетель и оглашены показания одного свидетеля. По ходатайству защиты изменён порядок исследования доказательств. На следующем заседании суд приступает к исследованию письменных доказательств, после чего суд вернётся к вопросу о вызове остальных свидетелей.

В экспедицию суда сданы замечания на протокол судебного заседания от 16.03.2016 в части неточного и неполного изложения показаний свидетеля Терентьева Л.А. Данные недостатки вызвали у стороны защиты разочарование в объективности суда в этой части, но поскольку невнесённые в протокол сведения касаются только прав и обязанностей Терентьева Л.А., которыми он был наделён, работая генеральным директором  НАО «Красная поляна», то решено ограничиться только замечаниями на протокол.

28.03.2016 ФСИН не осуществила доставку подсудимой. Замечания на протокол судебного заседания удостоверены.

04.04.2016 судебное заседание длилось два час, исследовались письменные материалы дела. Перед началом исследования государственный обвинитель заявил ходатайство об оглашении показаний неявившегося свидетеля (зам.генерального менеджера Файн). Защитник возражал.

Следующее заседание 05.04.2016 в 09.30 час. Планируется продолжение исследования письменных документов.

05.04.2016 государственный обвинитель закончил оглашать письменные доказательства стороны обвинения, и в связи с арестом генерального менеджера«ФАЙН ОТЕЛЬ ТУРИЗМ ИШЛЕТМЕДЖИЛИК А.Ш.» С. Коркмаза, которому 27.03.2016 сразу после его задержания было предъявлено аналогичное обвинение по выделенному уголовному делу,  государственный обвинитель заявил ходатайство о вызове последнего в суд. Защита не возражала, поскольку сама планировала заявить такое ходатайство.

Итак, с учётом того, что в настоящее время С. Коркмаз находится под стражей, на следующее заседание он будет доставлен под конвоем для допроса в качестве нового свидетеля по данному уголовному делу.

07.04.2016 суд допросил в качестве свидетеля главного менеджера дирекции Файн Седата Коркмаза и его секретаря Головлёву Я.П.

Поскольку свидетель — он же обвиняемый за те же самые общественно опасные последствия (утопление ребёнка) по другому уголовному делу — был вызван по ходатайству государственного обвинителя, перым к его допросу приступил прокурор. Допрос со стороны прокурора длился не долго, так как свидетель был не многословен. На все вопросы гос.обвинителя С.Коркмаз отвечал так, как будто он был не руководителем дирекции Файн НАО «Красная поляна», а посредником между руководством НАО «Красная поляна» и менеджерами подразделений Файн, которые в свою очередь, как он показал суду, должны были сами решать все организационные вопросы, и при этом он не помнит, чтобы менеджеры требовали от него принятия мер, направленных на увеличение штата спасателей и на организацию медицинского кабинета.  Оказывается работа в дирекции Файн была построена не так, как это предусмотрено трудовым законодательством Российской Федерации, когда работодатель даёт указания своим работникам и требует их исполнения, а наоборот, когда работники Файн должны были требовать от своего руководителя соблюдать нормы и правила, предусмотренные законом и локальными актами НАО «Красная поляна». С.Коркмаз

Допрос С.Коркмаза со стороны адвоката занял больше времени, но и этот допрос никаких новых сведений для  обвинения Хамитовой Л.А. не дал. Отвечая на вопросы адвоката, свидетель вёл себя как ученик у школьной доски, невыполнивший домашнее задание, пытаясь завуалировать своё безответственное отношение к обязанностям руководителя Файн бездействием других менеджеров и работников НАО «Красная поляна». В итоге, допрос так называемого главного свидетеля обвинения ещё больше убедили защиту в том, что подзащитная, действительно, была просто вынуждена в силу своего характера и повышенного чувства отвественности выполнять несвойственные ей функции, направленные на наведение в Торговом развлекательном центре порядка, там где её никто об этом не просил, за что сейчас и сидит «на скамье подсудимых».

Что касается допроса Головлёвой Я.П., то сторона защиты так и не поняла, с какой целью государственный обвинитель заявил ходатайство о её допросе, поскольку, во — первых, этот свидетель следователем не допрашивался, во — вторых, Головлёва Я.П. так же, как и С.Коркмаз ничего полезного и значимого для дела не сообщила.

14.04.2016.  Или сторона обвинения «усиливает свои ряды», или заместитель прокурора Адлерского района г. Сочи Галкин М.В. неформально отказался от обвинения Хамитовой Л.А.

Как бы то ни было, но сегодня государственное обвинение поддерживала старший помощник прокурора г. Сочи Пруц И.В.

Видимо, после освещения итогов допроса Головлёвой Я.П., опубликованных выше, сторона обвинения решила исправить «недостатки» и добиться от этого свидетеля нужных обвинению показаний.

Итак, судебное заседание началось с дополнительного допроса секретаря главного менеджера дирекции Файн НАО «Красная поляна» С.Коркмаза — Головлёвой Я.П.

Пруц

В самом начале допроса этого свидетеля стало понятно, что свидетель выполнял «домашнее задание». На все вопросы государственного обвинителя, направленные на выяснение объёма обязанностей Хамитовой Л.А., отвечал не раздумывая, тезисно и со «знаем дела», как будто, работая в Файн, Головлёва Я.П. только и занималась тем, что собирала информацию об обязанностях подсудимой.

Только после вопросов стороны защиты показания этого свидетеля стали носить более объективный характер, в результате чего выяснилось, что весь объём обязанностей Хамитовой Л.А., о котором Головлёва Я.П. сообщила суду как об обстоятельстве, имеющем значение для дела, носил всего-навсего предположительный характер.

Таким образом, если перед допросом этого свидетеля защита думала, что сторона обвинения располагает новыми доказательствами обвинения, то после его допроса стало понятно, что государственное обвинение в лице нового представителя решило продолжить метод следователя подтверждать факт возложения на подсудимую обязанностей по обеспечению безопасной работы аквапарка не документами, а свидетельскими показаниями.

То есть, видимо, старший помощник прокурора г. Сочи Пруц И.В. предлагает суду решать вопрос о наличии у Хамитовой Л.А. обязанности обеспечить безопасную работу аквапарка на основе противоречий «слово против слова».

В продолжение сбора доказательств в виде слов следующим свидетелем стороны обвинения был допрошен директор службы безопасности дирекции Файн Шатов В.Б.

Все выводы относительно объёма обязанностей у Хамитовой Л.А. данный свидетель тоже делал на предположениях и на логических умозаключениях, сравнивая свои прошлые обязанности с обязанностями Хамитовой Л.А. При этом в ходе допроса данный свидетель предоставил суду электронную переписку, подтверждающую наличие между ним и подсудимой конфликта интересов в рабочей сфере. Кроме того, данный свидетель сообщил суду, что он изначально был против принятия Хамитовой Л.А. на работу в Файн, что свидетельствует о его неприязненном  отношении к подсудимой. Что хотел гос.обвинитель доказать с помощью показаний этого свидетеля, сторона защиты так и не поняла, поскольку даже доказательств в виде слов названный свидетель стороне обвинения не предоставил.

После допроса указанных свидетелей суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя и вновь вызвал для допроса свидетеля С.Коркмаза.

Кроме того, видимо, полагая, что юридического образования судьи Шепилова С.В. не достаточно для того чтобы дать правую оценку документам и обстоятельствам дела, государственный обвинитель ходатайствовал о допросе юриста Остапцова С.А., составившего правовое заключение относительно объема обязанностей у Хамитовой Л.А. на 19.07.2015. Несмотря на возражение защиты, суд данное ходатайство удовлетворил по формальным основаниям, то есть в связи с тем, что заключение этого юриста находится в материалах уголовного дела, а потому суд обязан удовлетворить ходатайство о его допросе.

21.04.2016  суд выслушал мнение юриста Остапцова С.А., составившего правовое заключение по обязанностям Хамитовой Л.А. на 19.07.2015, и продолжил допрос новых свидетелей обвинения (С.Коркмаза и бывшего финансового директора Файн С.О. Саруханяна), которых следователь «почему — то» не допросил в ходе расследования уголовного дела.

После допроса указанных свидетелей государственным обвинителем создалось впечатление, что во время своей работы в НАО «Красная поляна» они только и занимались тем, что собирали сведения о деятельности Хамитовой Л.А., особенно в части её ответственности за безопасную работу аквапарка. А С.Коркмаз, так тот вообще преобразился, обосновывая своё прозрение тем, что первый допрос в суде был для него шоком, в связи с чем он многое не мог вспомнить, а теперь он освоился и готов рассказать суду всё, что знает о Хамитовой Л.А.

Итак, судебное заседание началось с допроса Остапцова С.А., который, отвечая на вопросы государственного обвинителя, фактически подтвердил свои выводы в заключении и ничего нового и существенного суду не сообщил, за исключением того, что за безопасную работу аквапарка фактически отвечали, оказывается, помимо Хамитовой Л.А., ещё 5 спасателей. Правда, на вопрос защитника, почему  он этот вывод не указал в заключении, Остапцов С.А. с недоумением сказал, что он таких слов в суде не говорил. Однако факт остаётся фактом. Это было сказано. И, скорее всего, Остапцов С.А. действительно не помнит своих слов, потому что они были сказаны в суде после того, когда после первого вопроса гос.обвинителя он стал вспоминать исследование материалов уголовного дела, и в результате этих воспоминаний из его подсознания всплыли и были автоматически высказаны те выводы, которые он как юрист сделал в процессе своей мозговой деятельности, и которые, видимо, из — за наложенного кем — то табу на эти выводы, он не стал указывать в заключении.

Но не суть, сторону защиты спасатели не интересуют, пусть это остаётся на совести следственных органов! Самое интересное то, что, оказывается, следователь передал Остапцову С.А. уголовное дело для исследования без трудового договора Хамитовой Л.А. и без заявления последней о переводе её с 01.06.2015 на должность операционного менеджера на уровне + 540!

Вопрос: » С какой целью следователь утаил эти документы от Остапцова С.А.?»

Ответ на этот вопрос простой. В трудовом договоре указано, что Хамитова Л.А. обязана руководствоваться только должностной инструкцией, а в соответствии со ст. 72.1. ТК РФ под переводом на другую работу понимается «… постоянное или временное изменение трудовой функции работника…».

Следовательно, при наличии в распоряжении Остапцова С.А. этих документов он просто обязан был сделать вывод о том, что в силу трудового закона и трудового договора Хамитова Л.А. не обязана была выполнять трудовые функции, которые она выполняла до 01.06.2015.

Но, как говорится, «поезд ушёл», заключение составлено и отстоять  его в суде, даже после того, когда появляются новые документы, опровергающие вывод юриста,  — это «дело чести» последнего. А потому на вопрос защитника: «Если бы в Вашем распоряжении было бы  заявление Хамитовой Л.А. о её переводе, Ваши выводы относительно объёма обязанностей подсудимой изменились бы?», — Остапцов С.А. стойко ответил: «Нет».

Так что напрасно следователь утаил от этого специалиста — правоведа указанные документы! В любом случае заключение было бы такое, какое нужно. Если «Партия сказала — НАДО! Комсомол ответил — ЕСТЬ!» VeCeleCQamg

Но самое интересное и смешное в этой ситуации это то, что сокрытие от Остапцова С.А. этих документов заставило юриста проявить «высший пилотаж» в определении функциональных обязанностей Хамитовой Л.А., у которой, по версии Остапцова С.А., трудовые обязанности возникли не из трудового договора, а в результате фактического выполнения ею обязанностей руководителя, каковым её считает большая часть свидетелей обвинения. То есть, юрист Отстапцов С.А. до сих пор считает, что с самого начала и до последнего дня Хамитова Л.А. работала в НАО «Красная поляна» без трудового договора!!!

Мда, ситуация, в которой оказался Остапцов С.А., не позавидуешь!!! Все знают, что Хамитова Л.А. работала в НАО «Красная поляна» по трудовому договору, а вот специалист, которому было поручено выяснить объём её обязанностей, предусмотренный, в том числе, трудовым договором, об этом договоре ничего не знает, и с уверенностью человека, знающего своё дело на 100 %, доказывает суду свою документально-неподтверждённую точку зрения.

Позиция Остапцова С.А. стороне защиты понятна. Не понятно, зачем государственное обвинение опорочило, таким образом, его заключение, при прочтении которого все эти недостатки «в глаза не бросались», а значит можно было бы с помощью этого заключения и дальше «наводить тень на плетень».

Ну, а по поводу допроса названных свидетелей стороной защиты, то в этой части не имеет смысла что — либо долго комментировать. Достаточно только привести показания С.Коркмаза, который, оказывается, 3 раза в неделю (!!!) проводил внутренние совещания с менеджерами, на которых он постоянно спрашивал у Хамитовой Л.А. в присутствии Головлёвой и Шатова, не надо ли ей (Хамитовой Л.А.) ещё спасателей. Однако после сообщения защитником С.Коркмазу того обстоятельства, что названные свидетели слышали от него такие слова только один раз (в конце 2014 или в начале 2015 годов), последний свои показания в этой части откорректировал, чтобы быть, «как все». А свидетель С.О. Саруханян, так тот вообще сообщил суду, что он знает о наличии у Хамитовой Л.А. обязанности обеспечивать безопасную работу аквапарка только лишь потому, что об этом его спросил её защитник. Ну, какие комментарии к показаниям этих свидетелей могут быть после этого?

27.04.2016  суд допросил подсудимую, защита начала и закончила исследовать свои доказательства, часть из которых была оглашена государственным обвинителем ранее. На следующее судебное заседание суд объявил прения сторон.

12.05.2016 состоялись прения сторон, государственный обвинитель потребовал у суда максимального наказания – 2 года лишения свободы! Свою позицию в выступлении гос.обвинитель подтвердил, как и следственный орган, показаниями свидетелей о том, что подсудимая была руководителем и ответственным лицом за безопасную работу аквапарка. Причём в своём выступлении гос.обвинитель сообщил суду такие сведения из свидетельских показаний, которые большая часть свидетелей суду не давали. Гос.обвинитель продолжал настаивать на том, что приказ от 23.01.2015, в котором содержится «размытая» обязанность Хамитовой Л.А. обеспечивать безопасную работу аквапарка, являлся для Хамитовой Л.А. обязательным для исполнения после 01.06.2015, не смотря на то что 01.06.2015 она была переведена на основании своего заявления на другую работу (на должность операционного менеджера дирекции Фай НАО «Красная поляна» на уровне+540 с другими должностными обязанностями). Вот только никаких норм трудового права, подтверждающих что после перевода на другу работу работник должен был выполнять прежние трудовые функции, государственный обвинитель не привёл. То есть стороной обвинения вина подсудимой доказывается полным игнорированием законов и, как обычно, свидетельскими показания. Почему, как обычно? Потому что недавно в Центральном районном суде г. Сочи слушалось уголовное дело по ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий), по которому этот же государственный обвинитель тоже доказывал вину подсудимого не требованиями закона, а показаниями таких же заинтересованных в обвинительном приговоре свидетелей. Правда по тому делу судья Орехов В.Ю. встал на сторону закона и объективности, в связи с чем вернул уголовное дело прокурору подробнее>>>. Как к аналогичной позиции государственного обвинения подойдёт судья по настоящему делу, время покажет.

Защитник в своём выступлении ссылался только на факты и на законы и  наряду с другими ходатайствами просил суд вернуть уголовное дело прокурору для устранения недостатков в описании существа обвинения либо оправдать Хамитову Л.А. в связи с отсутствием в её действиях состава преступления подробнее>>>.

Следующее судебное заседание 23.05.2016 в 09.30 час. (последнее слово подсудимой).

23.05.2016 прозвучало последнее слово Хамитовой Л.А., после чего судья Шепилов С.В. зачитал приговор – 10 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 200 000 (Двести тысяч) рублей. От наказания в части лишения свободы освободить, в связи с тем, что 10 месяцев Хамитова Л.А. находилась под домашним арестом.

Ещё в ходе чтения приговора сторона защиты пришла к выводу о том, что его проект готовил государственный обвинитель, поскольку в приговор были вписаны такие показания свидетелей, которые суду не давались и которые были выгодны только стороне обвинения. И, напротив, в приговор не были вписаны сведения, которые в совокупности с другими доказательствами могли опровергнуть позицию государственного обвинения в той или иной части.

По своей сути приговор в отношении Хамитовой Л.А. является обобщённым протоколом судебного заседания, в который вписаны все показания свидетелей, однако, какие конкретно сведения из их показаний доказывают то или иное обстоятельство в пользу стороны обвинения в приговоре не указано, что очень похоже на слог и стиль государственного обвинителя, который, как правило, в случае отсутствия достаточной доказательной базы своей позиции начинает «наводить тень на плетень», действуя по принципу «кашу маслом не испортишь».

Кроме того, в приговоре нет вообще никаких контраргументов на доводы адвоката в прениях сторон, как нет никаких сведений о рассмотрении его ходатайств и об оценке его доводов в этих ходатайствах, что вызывает справедливый вопрос: «Это вообще что было? Судебное заседание или театр одного актёра, в котором главную и единственную роль играл государственный обвинитель, а все остальные участники этого спектакля, в том числе и судья, являлись его обычными слушателями?».

В этой связи законодателю предлагается упростить институт адвокатуры, да и суд, как таковой, тоже, а на сэкономленные деньги улучшить содержание арестованных или осужденных к лишению свободы.

Итак, как бы то ни было,  Хамитова Л.А. на свободе, и проанализировав ситуацию, в которой она оказалась, создалось впечатление, что данный приговор она должна воспринимать в качестве подарка судьбы, который ей сделал «справедливый судья», нашедший в себе мужество сказать «кровожадному» гособвинению: «НЕТ!», — правда, только в части наказания.

В общем, по данному делу был использован старый приём нахождения компромисса между правдой и ложью, когда незаконно осуждённым предлагается принять ложь за истину под угрозой более серьёзного наказания.

Итог: судья Шепилов С.В. не смог противостоять системе и подписал именем Российской Федерации удобный для гособвинения документ, в котором даже не было попыток опровергнуть доводы защиты, и который очень далёк по своему содержанию и волеизъявлению от интересов Российской Федерации!

И волки сыты, и овцы целы!)

obstoyatelstva-dela2 sudebnoe-razbiratelstvo1 dei-stviya-nezakonnye vneprotsessualnye-obrashheniya-2 reshenie-po-delu1

Похожие записи

Ваше мнение