Расследование коррупции в сахарной отрасли Кубани (т. 1)

Кубанский СПРУТ часть 1

Смотреть фильм (7 частей)

Адвокатское расследование Ерченко Леонида Владимировича

Кубанский СПРУТ часть 1 Кубанский СПРУТ часть 5
Кубанский СПРУТ часть 2 Кубанский СПРУТ часть 6
Кубанский СПРУТ часть 3
 Кубанский СПРУТ часть 7
Кубанский СПРУТ часть 4

 

В 2010 года в сахарной отрасли Кубани сложилась нездоровая ситуация, так как многие ведущие сахарные заводы Краснодарского края, являющиеся градообразующими предприятиями, стали банкротами. Социальное напряжение на заводах росло с каждым днём: заводы находились на стадии введения конкурсного производства и должны были «не сегодня завтра пойти с молотка»; объёмы производства сахара падали; размеры заработных плат снижались, выплаты задерживались; штаты заводов сокращались; работники увольнялись, а оставшиеся обращались с коллективными письмами к администрации Краснодарского края и Президенту РФ с требованием принять меры для защиты их трудовых прав, организовывая пикеты и митинги с перекрытием федеральной трассы «М4» на участке Краснодар – Ростов – на – Дону. Такая ситуация вынудила администрацию Краснодарского края искать инвесторов, которые смогли бы не только привлечь денежные средства для оздоровления сахарной отрасли Кубани, но и не дать остановиться производству сахар – песка. Поиск таких инвесторов затруднялся тем, что предприятиям – банкротам или предприятиям с низкой рентабельностью ни один нормальный банк не выдаст кредит, и в этом направлении арбитражные управляющие заводов, назначенные судами для оздоровления экономической ситуации на заводах, были бессильны. С этой целью Губернатор Краснодарского края Ткачёв А.Н., зная Санзяпова О.И. как добросовестного, порядочного и успешного предпринимателя, способного организовать инвестирование и стабильную работу любого объекта, пригласил его помочь решить проблему региона своими силами и возможностями, на что Санзяпов О.И. согласился.

Фактически Ткачёв А.Н. привлёк Санзяпова О.И. для восстановления сахарной отрасли Кубани в качестве «кризисного менеджера» со своими ресурсами и возможностями.

P.S. – С аналогичным предложением администрация Краснодарского края обращалась и к другим потенциальным инвесторам, в том числе, к представителям концерна «Покровский» по управлением Андрея Каравайко, которые сначала согласились на финансирование сахарного завода в станице Динской, а затем от этой затеи отказались.

 Причины уголовных репрессий.

«На то в реке щука, чтобы карась не дремал»

В любом бизнесе есть конкуренты, и ситуация с сахарным бизнесом на Кубани была не исключением, особенно после того, когда в течение двух лет работы (2010 – 2012 г.г.) Санзяпов О.И. показал, что в условиях банкротства сахарные заводы тоже могут работать и приносить прибыль с использованием договоров аренды имущества завода-банкрота, в чём ему помогли знания и опыт предпринимательской деятельности, способность договариваться, деловые связи, в том числе за границей, авторитет в деловой/банковской сфере, финансовые возможности и т.д.

Одним из таких конкурентов для Санзяпова О.И. оказался концерн «Покровский», представители которого, несмотря на отказ участвовать в финансировании сахарного завода в станице Динской, тем не менее, от участия в сахарном бизнесе на Кубани полностью не отказались и применили свои знания и силы для получения контроля над сахарным заводом в станице Стародеревянковской (ОАО «Каневсксахар»), которому в тот момент оказывал финансовую поддержку ООО «Кубанский сахар» (учредитель Санзяпов О.И.). С этой целью совет директоров ОАО «Каневсксахар», который к конце 2012 года стал подконтрольным концерну «Покровский», 27.12.2012 заменил генерального директора ОАО «Каневсксахар» Игнатенко П.Н. на генерального директора Осканова М.Х., который приступил к активной деятельности, направленной на возбуждение в следственных органах СУ СК по Краснодарскому краю уголовных дел о якобы совершённых Игнатенко П.Н. и представителями ООО «Кубанский сахар» преступлений в ОАО «Каневсксахар». Данные действия имели для концерна «Покровский» положительный результат, поскольку, как показала практика, найти основания для возбуждения экономического уголовного дела в условиях юридической безграмотности следователей в предпринимательской сфере с учётом их большого желания «раскрыть» преступление там, где его нет, особенно при «творческом» подходе к аудиту хозяйственной деятельности прошлого руководителя, можно всегда, и случай с Игнатенко П.Н. стал не исключением.

Таким образом, началась рейдерская атака концерна «Покровский» на активы Санзяпова, ООО «Кубанский сахар» и аффилированных с ним лиц с использованием уголовных дел.

Цель рейдерской атаки.

Анализ ситуации и переговоров представителей двух коммерческих структур, с учётом организованных в отношении Санзяпова О.И. и аффилированных с ним лиц уголовных преследований, позволяет сделать вывод о том, что, увидев возможность иметь хорошую прибыль в сахарной отрасли Кубани даже тогда, когда большая часть заводов находится в состоянии банкротства, представители концерна «покровский» решили с помощью уголовных репрессий принудить Санзяпова О.И. выполнить их имущественные требования, то есть заключить с ними выгодные концерну сделки без учёта имущественных интересов ООО «Кубанский сахар», выплатить ОАО «Каневсксахар» по договору купли – продажи сахар – песка № S 37/431 от 12.11.2012 (заключённому Игнатенко П.Н. с ООО «АгроИндустрия») 117 039 487 рублей и расторгнуть все договоры аренды с сахарными заводами на безвозмездной основе с последующей передачей концерну «покровский» активов, подконтрольных Санзяпову О.И., стоимостью более 360 000 000 рублей.

Голос за кадром:

Вот только по делу Игнатенко почему – то никто из следователей из ведомства господина Бугаенко разбираться не стал. И это, несмотря на общественный резонанс и ходатайства защиты по этому делу, которыми адвокаты пытались заставить следователей разобраться: «Кто у кого украл».

Видимо, дело Игнатенко было исключением из правил, и никто в нём разбираться просто не хотел, потому что все ходатайства защиты, направленные на установление общественно опасных последствий, сначала следователи, а потом суды просто их игнорировали и признавали несостоятельными по надуманным основаниям.

В результате именно это бездействие позволило следователям и судьям обосновывать свои решения, такими образом, что, если не вникать в их суть, не открывать Гражданский кодекс и не слышать доводы защиты, то действительно будет казаться, что Игнатенко совершил преступление. По каким причинам прокурор Каневского района Краснодарского края Теремецкий утвердил такое обвинительное заключение неизвестно, но как бы то ни было дело ушло в Каневской районный суд, где 15 июня 2016 года судья Белохортов всё – таки признал Игнатенко виновным в совершении преступления, предусмотренного статьёй 159 УК РФ, и приговорил его к 8 годам лишения свободы!

По версии следствия, которую судья Белохортов, признал доказанной, Игнатенко совершил хищение из сахарного завода 6 000 тонн сахар – песка, используя договор с обществом с ограниченной ответственностью «АгроИндустрия», по которому «АгроИндустрия» не рассчиталось с продавцом — «Каневсксахар».

Но Игнатенко и его защитники утверждали на следствии и в суде, что в качестве выполнения финансовых обязательств по этому договору «АгроИндустрия» совершило односторонние зачёты встречных требований к сахарному заводу на сумму договора. Но, как следует из логики приговора, судья Белохортов признал «АгроИндустрия» неправоспособным юридическим лицом, потому что генеральный директор этого общества по фамилии Оденко был номинальным, а значит любые его действия, направленные на заключение сделок, не имели, по мнению судьи, юридических последствий.

При этом судья сослался в приговоре на находящуюся в уголовном деле экономическую экспертизу, якобы подтверждающую имущественный ущерб у «Каневсксахар». И это несмотря на то, что защита Игнатенко указала суду, что на самом деле эта экспертиза является бухгалтерской, подтверждающей никем неоспариваемый факт отсутствия банковской проводки денежных средств по спорному договору, о чём эксперт сам указал в своём заключении.

Кроме того, судья Белохортов так увлёкся обвинением Игнатенко, что признал в приговоре соучастниками преступления Санзяпова и Благовещенскую, фактически оправдав при этом Оденко, показания которого легли в основу обвинения Игнатенко.

В ходе рассмотрения апелляционных жалоб Судебная коллегия по уголовным делам Краснодарского краевого суда приговор в отношении Игнатенко изменила, исключив из него формулировки о виновности Санзяпова и Благовещенской и о невиновности Оденко, оставив приговор в остальной части без изменения. При этом в качестве дополнений оснований обжалуемого приговора в части отсутствия у сделок Оденко правовых последствий судебная коллегия указала, что при заключении договора с «Каневсксахар» и при подписании писем – зачётов встречных требований к «Каневсксахар» Оденко не имел намерений создать этим сделкам правовые последствия. А что касается экспертизы, то в это части суд апелляционной инстанции взял на себя функции специалистов – экономистов, указав в определении, что бухгалтерская экспертиза является экономической.

Однако, как и судья Белохортов, судебная коллегия не указала нормы закона, которые позволили ей аннулировать правовые последствия от сделок Оденко только лишь на том основании, что при возбуждении уголовного дела он отказался от собственного волеизъявления, зафиксированного его подписями в документах.

Что касается оценки экспертизы, то в этой части судебная коллегия не указала в определении реквизиты своих аттестатов, подтверждающих наличие у них специальных знания в области экономики и финансов, которые позволили им опровергнуть утверждение эксперта, проводившего экспертизу, о том что порученная ему экспертиза является на самом деле бухгалтерской.

Итак, на сегодняшний день коррупция в Краснодарском регионе показала свои возможности и на сегодняшний день она пока одерживает победу по делу Игнатенко.

Но почему «коррупция» и почему «пока», если Игнатенко признан виновным судом и приговор в отношении него вступил в законную силу, несмотря на доводы его защитников?

Я отвечу Вам на эти и другие вопросы и считаю необходимым это сделать публично, поскольку руководство следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Краснодарскому краю и руководство прокуратуры Краснодарского края либо не знает элементарных требований Конституции Российской Федерации и Уголовно – процессуального закона, направленные на пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, либо просто саботирует их выполнение, ссылаясь на ведомственные приказы, которые якобы освобождают их регистрации и раскрытия преступлений, в результате которых Игнатенко и другие лица незаконно привлечены к уголовной ответственности.

Итак, всё по порядку…

Похожие записи

Ваше мнение