Полицейская смекалка под прикрытием,

или как сочинские следователи назначают «расхитителей» государственной собственности

— ….тише, тише…. заканчиваем галдёж, начинаем совещание! Всё,товарищи, …Олимпийские игры закончились… пора действовать. Руководство ждёт от нас показателей…, сами понимаете, каких, хватить мелочёвкой заниматься! – сказал начальник следственного отдела Третьяков, сделав после этого многозначительную паузу.

— А кого можно будет жучить? – крикнул с места шутливым тоном, нарушая регламент, старший следователь Сидоров, зная, что речь идёт о возбуждении уголовных дел в отношении строителей олимпийских объектов.

— Не беспокойся, Сидоров, того кого нельзя будет жучить, тебе скажут! И по регламенту совещания есть специальные отведённое время для вопросов! Чай, не первый год работаешь, должен знать…

— Но ведь мы не особо разбираемся во всех этих подрядах, дебитах и кредитах, — не успокаивался Сидоров, игнорируя замечания кума – Третьякова.

— Да что же ты такой неугомонный?! …. За тебя эксперты разберутся…всё подсчитают, выведут цифру и на блюдечке с золотой каёмочкой преподнесут.

— А адвокаты? Ладно, если местные, а когда москали понаедут? – не сдержался уже другой следователь Хамохвалов, также игнорируя регламент совещания. Хамохвалов до сих пор не отошёл от шока — выговора, полученного им за возврат прокурором уголовного дела, возбуждённого под «крышей» Третьякова в отношении одного несговорчивого предпринимателя. Хамохвалов искренне считал причиной такого жесткого прокурорского реагирования жалобы московского адвоката, защищавшего несговорчивого предпринимателя.

— А вы что, разучились что – ли «дурака включать»? – пошутил Третьяков, — а если серьёзно, то на этот счёт можете не волноваться…. прикрытие Центром гарантировано! Прокуратура и суды в курсе будущих разборок и будут помогать нам, если что… Ещё вопросы есть?…. Вопросов нет? А теперь к главному…

Примерно так представляется подготовка к сегодняшним послеолимпийским играм сочинских следователей с втянутыми в них в качестве потенциальных жертв уголовного преследования строителей Олимпиады. В ходе защиты своих доверителей по делам в этой сфере у меня сложилось впечатление, что перед этими играми власть не только разрешила следователям, прокурорам и судьям г. Сочи использовать блокирующий правосознание допинг, но и гарантировала им в вышестоящих инстанциях отсутствие надзора и пристрастные и несправедливые суды.

Итак, игры начались, цели – обвиняемые назначены…, на ворота встали вратари – адвокаты, прикрывая своих доверителей правилами и законами.

А теперь – факты и только факты, приведшие меня к такому представлению о деятельности сочинских следователей, правовой нигилизм которых, поддерживаемый прокурорами и судьями, испытывают на себе строители Олимпиады, назначенные в качестве обвиняемых для повышения следственных показателей в «борьбе с расхитителями» государственной собственности.

Первый тайм, или как один фокусник ежедневно обманывал технадзор, а другой фокусник достал «из рукава» строительную экспертизу.


17.07.2014 по материалам проверки прокурора г. Сочи Большедворского М.А. следователь СУ УВД по г. Сочи Макаренко Б.В. возбудил уголовное дело в отношении неустановленных лиц из числа руководства ООО «Стринд Консалтинг», которое по версии следователя незаконно получило по муниципальному контракту от муниципального заказчика, заключённого на строительство подпорных стен, 2 790 130 рублей. Данное деяние следователь квалифицировал по ч. 4 ст. 159 УК РФ (Мошенничество в особо – крупном размере).

Казалось бы, всё просто. Обычная схема хищения бюджетных денег, однако…

Описывая механизм совершения мошенничества, следователь сослался на способность руководителя ООО «Стринд Консалтинг», каковым в то время являлся Скворцов С.Н., систематически и ежедневно вводить сотрудников технадзора Муниципального казённого учреждения г. Сочи «Управление капитального строительства» (МКУ г. Сочи «УКС») в заблуждение относительно объёмов выполненных работ. Затем эту идею подхватил другой следователь следственного отдела полиции Хостинского района СУ УВД по г. Сочи Денисов А.В., который продолжил начатое своим коллегой тайное уголовное преследование бывшего директора, искренне веря в его способность «иллюзиониста» дурачить технадзор. При этом, видимо, боясь, что Скворцов С.Н. будет использовать способности иллюзиониста уже при производстве судебной экспертизы, следователь Денисов А.В., продолжая «держать» его в уголовном деле в качестве свидетеля, назначил в тайне от последнего строительно-техническую экспертизу, что позволило ему не выполнять требования ст. 198 УПК РФ (права подозреваемого, обвиняемого при назначении и производстве судебной экспертизы). Эксперт, в свою очередь, видимо, предупреждённый следователем о даре Скворцова С.Н., старался избегать каких – либо контактов с ним, и, чтобы избежать психологического воздействия со стороны «иллюзиониста», эксперт провёл строительную экспертизу подпорных стен, не поднимая шумихи, то есть без исполнительной документации, без собственных замеров и без непосредственного исследования объёмов строительно-монтажных работ, что, тем не менее, не помешало ему вывести, таким образом, «точную сумму похищенного» ООО «Стринг Консалтинг» — 5 969 408 рублей.

В итоге расследование уголовного дела закончилось и Денисов А.В., показывая Скворцову С.Н., что следователи тоже «не лыком шиты» и тоже умеют фокусничать, предоставляет Скворцову С.Н., как фокусник из рукава, результаты судебной строительно-технической экспертизы. При этом, чтобы Скворцов С.Н. не смог со своим защитником разгадать этот фокус, следователь тут же меняет последнему статус со свидетеля на обвиняемого и в срочном порядке отправляет уголовное дело с обвинительным заключением по ч. 4 ст. 159 УК РФ прокурору Хостинского района г. Сочи.

Действие второе


Несмотря на то, что всё было сделано следователем оперативно, тем не менее, защита Скворцова С.Н. успела найти все скрытые и завуалированные под соблюдение закона нарушения требований уголовно – процессуального права и законодательства о производстве экспертизы, указав на них в ходатайстве о производстве повторной экспертизы. При этом для проведения полного, всестороннего и объективного исследования строительных объектов к ходатайству была приложена вся исполнительная документация в 4 – х томах.

Однако и здесь следователь Денисов А.В. не растерялся и проявил свою милицейскую смекалку, продолжая показывать Скворцову С.Н. и его защитнику, что для него нет препятствий, которые он не сможет преодолеть.

Так, понимая, что уголовное дело с приобщённой к нему исполнительной документацией не вписывается в его версию, следователь рано утром под предлогом «искреннего» нежелания будить спящего адвоката приглашает к себе Скворцова С.Н., которому под видом срочной передачи ответа на ходатайство адвоката возвращает все тома исполнительной документации …

Итак, вопрос: «Кто больше фокусник: Скворцов С.Н., который, по версии следователя, ежедневно обманывал сотрудников технадзора МКУ г. Сочи «УКС», но при этом почему – то сам стал жертвой обмана следователя, или следователь, проведший в тайне от Скворцова С.Н. многоходовую комбинацию по уголовному делу, искусно обойдя все требования закона, получив, таким образом, нужные для уголовного преследования результаты?».

Действие третье


Прокурор Хостинского района г. Сочи всех перечисленных нарушений следователя «не заметил», обвинительное заключение утвердил и направил уголовное дело в Хостинский районный суд.
Казалось бы, вот тут – то и начнётся торжество правосудия, восстановление нарушенных прав Скворцова С.Н., то есть начнётся его защита от незаконного и необоснованного обвинения, гарантированная каждому ст. 6 УПК РФ!

Но, увы! Не тут – то было!

Дело принял к своему производству известный и авторитетный судья Хостинского районного суда Сидоров В.Л.

На первом же судебном заседании судья показал своё преимущественное положение не только перед защитниками Скворцова С.Н., назначив дату следующего судебного заседания без учёта их занятости, но и над Конституцией РФ, гарантирующей Скворцову С.Н. квалифицированную юридическую помощь, которую последний пожелал получать в лице своих защитников.

Не буду вдаваться в скучные подробности юридических процедур, происходящих в ходе судебных заседаний, это можно почитать здесь, скажу только то, что уже после первого судебного заседания, на котором судья Сидоров В.Л. отклонил ходатайства защиты о возвращении уголовного дела прокурору и об исключении незаконной экспертизы из числа доказательств, сторона защиты «сняла розовые очки» и стала готовиться к следующему судебному этапу – апелляции.
С этой целью защита Скворцова С.Н. поставила перед собой основную задачу: допросить непосредственного участника подготовки нужных следователю доказательств – эксперта НП «Строительно-техническая экспертиза».

Однако сделать это было не так – то просто…

Три раза судебное заседание откладывалось из – за неявки эксперта, и только после ходатайства гос. обвинителя о его приводе, с чем защита тоже была согласна, несмотря на то, что в законе нет норм о приводе эксперта, последний наконец-то появился в судебном заседании.

То, что защита услышала от эксперта, мягко говоря, удивило защитников и подсудимого, но не судью, а тем более не государственного обвинителя. Оказывается, эксперты могут определять объемы скрытых строительных работ без строительной документации и, самое главное, без собственных замеров и обследования объектов, предоставленных на экспертизу.

Надо эту «методику» взять на вооружение и порекомендовать другим экспертам. Зачем «зря» тратить время и деньги на «ненужные», как выяснилось в настоящем суде, процедуры экспертного обследования, установленных законодательством.

Эпилог


В итоге судья Сидоров В.Л., несмотря на неоднократные ходатайства защиты, направленные на исключение недопустимых доказательств, приговорил Скворцова С.Н. к 4 годам лишения свободы условно. Как и планировалось ранее, данный приговор был обжалован в апелляционную инстанцию, но по просьбе Скворцова С.Н., не пожелавшего далее испытывать судьбу, которой, как выяснилось, управляют лица, для которых закон это пустое место, апелляционная жалоба была отозвана.

Итак, в этом тайме следователь Денисов А.В., используя смекалку, поддержку прокуратуры и суда, игнорируя правила игры, благополучно реализовал властное преимущество, и, обыграв защитника с его законами, забил гол в ворота бывшего директора ООО «Стринд Консалтинг».

Счёт 1 : 0 в пользу следственных органов!!!

Второй тайм, или как совестливые следователи из МВД РФ не стали доделывать своими руками начатое дело.


Речь идёт об уголовном деле, состоящим из нескольких уголовных дел, возбуждённых следователями Следственного Департамента МВД России в отношении неустановленных лиц по ч. 4 ст. 159 УК РФ. По мнению следователей, неустановленные лица из руководства <…данные извлечены…> похитили у Государственной корпорации «Олимпстрой» путём обмана, то есть путём повторного получения за выполненные и уже оплаченные работы по государственному контракту 112 839 196, 37 рублей.
Казалось бы, вот они расхитители государственной собственности! Вот они воры бюджетных средств, вложенных в строительство Олимпиады! Только причём тут следователи города Сочи, если дело расследуется в Москве?

А при том, что после недолгого расследования уголовного дела следователи СД МВД России пришли к выводу, что деяние, которое они квалифицировали как мошенничество, на самом деле таковым не является, потому что никакого имущественного вреда государству от этого деяния нет, в связи с чем, видимо, для того чтобы не портить показатель раскрываемости спустили это уголовное дело «вниз» — ГСУ ГУ МВД России по Краснодарскому краю.

Руководство ГСУ ГУ МВД России по Краснодарскому краю тоже «не лыком шиты» и всё понимало, но перечить вышестоящему начальству не стало, а просто решило эту проблему тоже таким же способом, то есть отправили уголовное дело «вниз» — СУ УВД по г. Сочи.

Итак, уголовное дело есть, а преступления нет! Что делать? Отправлять дело с «ущербом» в 112 839 196, 37 рублей ещё ниже? — нельзя, потому что сумма слишком внушительная. Прекращать уголовное дело у себя в подразделении – это значит портить показатель следственной работы. Остаётся только одно – поручить дальнейшее расследование уголовного дела уже известному смекалистому следователю Макаренко Б.В., который однозначно найдёт выход из сложившейся ситуации, благо, что в уголовном кодексе столько статей принято, в правовой сути которых многие прокуроры и судьи до сих не могут разобраться, квалифицируя одно и то же деяние по принципу «кто на что горазд».

Видимо, так или примерно так размышляли следователь Макаренко Б.В. и руководство СУ УВД по г. Сочи, когда решали судьбу этого уголовного дела.

В результате появился «шедевр» — новое уголовное дело, возбуждённое в отношении уже конкретного лица из руководства <…данные извлечены…> по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями представителем исполнительного органа), который уже был потенциальным главным подозреваемым в полученном Макаренко Б.В. деле. Причём подозревался он именно по тому же эпизоду, по которому появился этот «шедевр».

А в чём проблема, может сказать сведущий в уголовном праве юрист, если уголовный закон содержит такое понятие, как совокупность преступлений, которая может иметь место тогда, когда одно и то же действие (бездействие) содержит признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями уголовного кодекса (п. 2 ст. 17 УК РФ)? Ну и что, что следователи СД МВД России не усмотрели в действиях <…данные извлечены…> мошенничества? Кто или что мешает квалифицировать эти же действия по ч. 2 ст. 201 УК РФ другим следователям?

В этом – то как раз и заключается смекалка сотрудников СУ УВД по г. Сочи, которые, возбуждая новое уголовное дело, рассчитывали на сложность понимания теории уголовного права, на незнание этой теории некоторыми прокурорами и судьями и на нежелание её познавать. И самое главное, на что, видимо, надеялись сотрудники СУ УВД по г. Сочи, так это на то, что «Центр гарантировал им крышу».

И это не просто мнение юриста, сформированное путём анализа тех или иных событий и обстоятельств. Это обоснованное и подтверждённое фактами утверждение. Читайте содержание «Первого тайма»: тот же следователь; та же стройка (олимпийские объекты); тот же контракт; те же убытки государству в виде получения подрядчиком денег за работы, которые, по версии следователя, фактически не выполнялись. Разница только в одном! В первом деле следователь вменяет обвиняемому ст. 159 УК РФ, а во втором за аналогичное деяние – вменяет уже ст. 201 УК РФ. Не Уголовный кодекс, а резиновая книга с пластилиновыми понятиями, изданная только для следователей, прокуроров и судей! Попробуйте сами что – ни будь подобное инициировать, ссылаясь на эти статьи, особенно в экономической сфере – сразу получите отписку «идти в суд».

Итак, возвращаясь к новому уголовному делу, хочу раскрыть фокус следователя Макаренко Б.В., если кто его ещё не разгадал. А фокус заключается в том, что для инкриминирования любому обвиняемому совершения преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, необходимо тоже располагать доказательством имущественного вреда, который тоже нужно видеть или подсчитать. Однако таких доказательств в эпизоде, инкриминируемом <…данные извлечены…> (повторное получением <…данные извлечены…> 112 839 196, 37 рублей) не было изначально, что подтверждали сами следователи СД МВД России. Да, для возбуждения уголовного дела по этому эпизоду у них действительно были данные, обязывающие их расследовать это обстоятельство, вот только потом оказалось, что, на самом деле никакой двойной оплаты не было. После этого, конечно, следователи обязаны были данное уголовное дело прекратить, а не «спускать вниз», но что сделано, то сделано.

После ознакомления с материалами настоящего уголовного дела стороной защиты подано ходатайство, в котором следователю Макаренко Б.В. предлагалось либо прекратить уголовное дело вследствие отсутствия доказательств имущественного вреда государству, либо возобновить производство и провести финансовую экономическую экспертизу на предмет получения доказательств имущественного вреда государству.

Однако и в этом деле следственный орган особенно, как говориться, «не парился» над наличием или отсутствием имущественного вреда государству от инкриминируемого <…данные извлечены…> преступления, а потому в удовлетворении этого ходатайства было отказано.

Итак, уголовное дело без преступления ушло для утверждения обвинительного заключения в прокуратуру г. Сочи, где либо уголовные дела вообще не читают, либо не желают нарушать установленные нынешней правоохранительной системой традиции – уголовное дело есть, обвиняемый есть, значит, дело должно уйти в суд.

Эпилог


Обвиняемый, а позже подсудимый <…данные извлечены…> – человек почтенного возраста, имеет около десятка правительственных наград в сфере строительства. В ходе следственных действий отвечал на все вопросы следователя, призывая к разуму и здравому осмыслению расследуемых следователем событий. Защитник, в свою очередь, указывал следователю на ошибочное толкование гражданского законодательства в строительной сфере и на неправильную квалификацию экономических последствий у ГК «Олимпстрой», предлагая следователю провести финансово – экономическую экспертизу. Но все слова <…данные извлечены…> и его защитника «уходили в пустоту». Пока уголовное дело с обвинительным заключением находилось в прокуратуре, у <…данные извлечены…> ещё теплилась надежда на беспристрастность «государева ока», но, увы…. получен очередной психологический удар и стресс! «Оку», оказывается, тоже как и следователю Макаренко Б.В., не интересны фактические обстоятельства уголовного дела и последствия от несовершённого преступления. Как после этого может чувствовать себя человек, которому властьимущие говорят своим поведением, что для них закон, как дышло? И здесь возникает вопрос: «А где гарантии, что судья, принявший к производству уголовное дело, будет судить по закону?»

Поэтому, вопреки намерениям адвоката добиться восстановления законности, <…данные извлечены…>, преодолевая внутренние чувства несправедливости в отношении себя, чувства ощущения себя жертвой правоохранительной машины, не имеющей человеческого разума, которой управляют циничные рулевые, вынужден был пойти на амнистию, благо для этого обладал необходимым статусом.

Таким образом, в этом тайме, несмотря на выставленные защитой правовые преграды, следственный орган СУ по г. Сочи МВД РФ победил в неравной игре со строителем Олимпиады, нарушая при этом всевозможные правила и используя в качестве подавления боевого настроя соперника бравую уверенность в безнаказанности беззакония.

Счёт 2 : 0 в пользу следственных органов!!!

Третий тайм, или как бывшие работники муниципальных учреждений получают удар в спину от своих правопреемников


Опять стройка и опять контракт, теперь уже между муниципальным казённым учреждением г. Сочи «Управление капитального строительства» (МКУ г. Сочи «УКС») и проектировщиком ООО «Лаарди». Предмет контракта – проектные и изыскательские работы, направленные на изготовление проектно-сметной документации. Цена контракта 68 600 000 рублей.

Во исполнение контракта в ноябре 2012 года проектировщик ООО «Лаарди» все работы выполнил, проектную документацию заказчику сдал и после долгих согласований получил от МКУ г. Сочи «УКС» за первые три этапа работ – 15 000 000 рублей. Но это была первая и последняя сумма, полученная проектировщиком за выполненные работы.

Ну, что же, бывает! Не всегда у предпринимателей всё идёт гладко, тем более, когда в отношениях фигурируют бюджетные деньги. Для разрешения экономических споров есть арбитражные суды, а потому следующим шагом к получению с МКУ г. Сочи «УКС» задолженности стал для ООО «Лаарди» иск в Арбитражный суд Краснодарского края (дело № А32-9385/2014).

Однако здесь ООО «Лаарди» ждало поражение! Судья Арбитражного суда Краснодарского края Огилец А.А. посчитал иск необоснованным на том основании, что проектная документация не прошла государственную экспертизу, в результате чего 03.10.2014 истцу в удовлетворении исковых требований было отказано.

Но на «кону» стоит 53 600 000 рублей основного долга и 6 588 780 рублей неустойки, в связи с чем ООО «Лаарди» решает продолжить борьбу за восстановление имущественного баланса и обжалует решение суда первой инстанции в 15 арбитражный апелляционный суд. Суд апелляционной инстанции решает разобраться в существе спора и 18.05.2016 назначает по делу экспертизу на предмет определения объёма работ, выполненных ООО «Лаарди» по муниципальному контракту, поручив эксперту, одновременно, выяснить объём реализации архитектурно-планировочных решений в городе Сочи согласно проектной документации, изготовленной истцом.

Производство по арбитражному делу приостанавливается.

Такой резкий разворот правосудия по данному делу позволяет сделать только один вывод – результат экспертизы будет для сторон «приговором» и, скорее всего, это будет приговор для МКУ г. Сочи «УКС» в виде обязанности выплатить ООО «Лаарди» 53 600 000 рублей. 

Но всё не так просто, как это может показаться на первый взгляд!

Редко когда экономические споры на крупные суммы денег обходятся без уголовных дел, которые в свою очередь правоохранительная система научилась возбуждать в любом ракурсе. Как правило, уголовные дела в этих случаях возбуждаются как для психологического давления на оппонента, так и для получения приговора с последующим использованием его в арбитражном суде в качестве документа, освобождающего сторону от доказывания обстоятельств, которые она должна доказать в силу ст. 65 АПК РФ (преюдиция).

Каким образом возбуждаются заказные уголовные дела, знают многие практики, и «помогают» в этом, как это не странно звучит, судьи общей юрисдикции, которые, несмотря на отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела, почему-то, тем не менее, оставляют постановление о возбуждении уголовного дела при обжаловании его в порядке ст. 125 УПК РФ в законной силе, поддерживая принцип Глеба Жиглова: «…вор должен сидеть в тюрьме, а какими способами я его туда посажу, народ не интересует…». Однако судьи не понимают и не хотят понимать, что в настоящее время этим принципом в работе следователей зачастую завуалирована услуга правоохранительных органов по возбуждению заказных уголовных дела, которая, как и любая другая услуга, кому попало и за просто так не оказывается. Попробуйте просто так, без чьей либо поддержи обратиться в полицию с заявлением о каком-нибудь экономическом преступлении, прикрытым договором, векселями, расписками и другими документами, ставшими для мошенников оберегами от уголовного преследования, которое инициируют обычные граждане. Сразу получите полицейскую отписку, что это гражданский спор, идите в суд.

Итак, после того, как апелляционная инстанция арбитражного суда решила разобраться в существе спорных отношений между ООО «Лаарди» и МКУ г. Сочи «УКС», то в данной ситуация тоже «появилось» уголовное дело…, да не одно. И появилось оно, конечно же, в интересах МКУ г. Сочи «УКС»….

Из содержания постановления о возбуждении основного уголовного дела № 15197080 следует, что прокуратура г. Сочи и следователь следственного отдела по г. Сочи Следственного комитета Российской по Краснодарскому краю Мальсагов Х.Р. усмотрели в действиях бывшего директора МКУ г. Сочи «УКС» <…данные извлечены…> признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий). По мнению следователя, подозреваемый, будучи заместителем директора МКУ г. Сочи «УКС», принял у ООО «Лаарди» 28.11.2015 за день до своего официального исполнения обязанностей И.о. директора проектную документацию, не прошедшую государственную экспертизу, что по версии следователя привело к невыполнению строительно-монтажных работ, намеченных в краевой программе.

Во как! На что только не идут заказчики, чтобы не платить по долгам! Даже тех, кто служил им ранее верой и правдой, они готовы «пустить в расход». И это, несмотря на то, что в процессе расходования бюджетных средств участвовали не только бывший «злодей» — директор МКУ г. Сочи «УКС», но и сама администрация Сочи, без согласования с которой не проходит ни одна финансовая операция с бюджетными средствами.

А может быть всё – таки бывший директор МКУ г. Сочи «УКС» действительно злодей, который должен сидеть в тюрьме? Натворил дел – и в кусты! Но, тогда вопрос: «А каких дел он натворил? И доказательствами каких общественно опасных последствий от этих «творений» располагает следователь для того, чтобы обвинять его в данном преступлении?

Однако ничего конкретного в этой части в постановлении о возбуждении уголовного дела нет, как нет в уголовном деле доказательств, подтверждающих наличие каких — либо общественно опасных последствий, если предположить, что <<<…данные извлечены...>>> действительно что — то нарушил. 

Итак, опять то же самое! Уголовное дело есть, а преступления нет. То есть и в этом тайме следователи ведут нечестную игру.

Понимая, что следователь с прокурором исправлять «ошибку» с незаконным возбуждением уголовного дела не будут, защита <…данные изъяты…>, чтобы не терять время, попыталась обжаловать постановление о возбуждении уголовного дела в Центральный районный суд г. Сочи в порядке ст. 125 УПК РФ, который, несмотря на отсутствие реальных контраргументов на доводы защиты, оставил данное постановление в законной силе по правилам и основаниям, не имеющим ничего общего с осуществлением правосудия.

Попытки защиты добиться восстановления законности в вышестоящих судебных инстанциях ни к чему не привели, и, несмотря на неоднократные ходатайства защиты о прекращении уголовного дела в ввиду отсутствия общественно опасных последствий, обвинительное заключение в отношении <…данные изъяты…> было утверждено первым заместителем прокурора г. Сочи Журавлёвым С.Г., после чего уголовное дело «ушло» в Центральный районный суд.

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! «А как же законы, товарищ прокурор?» — хочется спросить у господина Журавлёва – «Как же требования п. 4 ст. 1 ст. 73 УПК РФ, которые обязывают следователей возбуждать уголовные дела при наличии к тому оснований и доказывать наличие общественно опасных последствий? Даже Президент России Путин В.В. обратил внимание прокуроров на неэффективность их работы в сфере надзора за законностью возбуждения уголовных дел, что позволяет следователям прессовать и обирать предпринимателей.


Вот так!

Но Сочи далеко и, видимо, слова Президента растворяются по пути в этот город. Здесь вспоминается выражение аборигенов: «Царь далеко, а нам здесь нужно как — то жить». Как бы то ни было, теперь с легкой руки следователя Мальсагова Х.Р. и попустительства прокуратуры можно возбуждать уголовные дела за превышение должностных полномочий без каких — либо общественно опасных последствий. Достаточно просто нарушить формальные правила и всё, «можно сушить сухари», потому что мы живём, как указал в ответе адвокату следователь Мальсагов Х.Р., в правовом государстве, где принцип верховенства закона лежит в основе конституционного строя.

Более лицемерного отношения к расследованию уголовного дела, в рамках которого человеку предъявляется обвинение с нарушением закона, после чего следователь оправдывает своё незаконное решение конституционными основами, придумать невозможно.

Но, как говорится, «…Надежда умирает последней!…».  В Центральном районном суде г. Сочи уголовное дело принял к производству судья Орехов Вадим Юрьевич, который после тщательного исследования всех обстоятельств дела 29.03.2016 удовлетворил ходатайство адвоката Ерченко Л.В. и вернул уголовное дело прокурору в связи с существенными недостатками, допущенными следователем при составлении  обвинительного заключения подробнее>>>.

Прокуратура города Сочи с данным постановлением судьи согласилась и обжаловать его не стала.  

P.S. Вместе с тем 30.03.2016 Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и взыскал с администрации  города Сочи «…в пользу общества с ограниченной ответственностью «Лаарди» (ИНН 7714519588, ОГРН 1037739932141) 53 600 000 (пятьдесят три миллиона шестьсот тысяч) рублей задолженности, 6 588 780 (шесть миллионов пятьсот восемьдесят восемь тысяч семьсот восемьдесят) рублей неустойки, 420 000 (четыреста двадцать тысяч) рублей расходов по оплате стоимости судебной экспертизы, 200 000 (двести тысяч) рублей расходов по оплате государственной пошлины по иску, 2 000 (две тысячи) рублей расходов по оплате государственной пошлины по апелляционной жалобе, всего 60 810 780 (шестьдесят миллионов восемьсот десять тысяч семьсот восемьдесят) рублей…» подробнее>>>.

Итак, попытка администрации города Сочи разрешить хозяйственный спор в свою пользу путём привлечения невиновного лица к уголовной ответственности с последующим применением в арбитражном деле преюдиции на этот раз не удался!  Да и следователю Мальсагову Х.Р.не удалось повысить показатель раскрываемости преступлений за счёт этого уголовного дела. Однако есть информация, что следователи СО г. Сочи СК РФ по Краснодарскому краю этом останавливаться не намерены и планируют новое обвинение  <<<…данные извлечены.…>>>, но уже по другому уголовному делу, так что не исключено, что …

Продолжение следует…

 

адвокат Сочи Ерченко Л.В.

Похожие записи

Ваше мнение