Ошибки или злой умысел?

адвокат Сочи Ерченко Л.В.
Мировой судья судебного участка № 98
Хостинского районного суда г. Сочи Подкопаева А.Е.
ДЕЛО № 41/2017 (1-я инстанция) 
секретарь: Горозия Т.А.
государственный обвинитель: Мецкан А.Г.
подсудимый: <данные извлечены...>
защитник адвокат Ерченко Л.В.
потерпевший: Гринёв В.В. 
pervaya-instantsiya apellyatsiya pervaya-kassatsiya vtoraya-kassatsiya nadzor
Незаконные действия/решения

23.10.2017 

1.) Судья Подкопаева А.Е.  отказала в удовлетворении ходатайства адвоката Ерченко Л.В. о разрешении фото-видеосъёмки на том основании, что фото-видеофиксация судебного разбирательства нарушит права и законные интересы его участников. Однако в нарушение требований п. 4 ст. 7 УПК РФ, обязывающих суды выносить мотивированные постановления, судья Подкопаева А.Е. не указала, какие именно права  и законные интересы будут нарушены фото-видеосъёмкой судебного заседания.

Кроме того, судья Подкопаева А.Е. признала в своём постановлении факт совершения подсудимым <…данные извлечены…> вменённого ему преступления доказанным обстоятельством, что нарушает:

  • презумпцию невиновности, которые суды должны соблюдать в силу ст. 14 УПК РФ;
  • принцип состязательности сторон, гарантированный каждому ст. 15 УПК РФ.

2.) При рассмотрении заявления о своём отводе судья Подкопаева А.Е.  мнения участников судебного заседания в нарушение п. 2 ст. 271 УПК РФ не спросила и для разрешения заявленного отвода в совещательную комнату в нарушение п. 1 ст. 65 УПК РФ не удалялась.

24.10.2017

Протокол судебного заседания от 23.10.2017 составлен в нарушение требований ч. 3 ст. 259 УПК РФ, в связи с чем 27.10.2017 сторона защиты подала судье Подкопаевой А.Е. замечания на протокол судебного заседания в порядке ст. 260 УПК РФ.

27.10.2017

Судья Подкопаева А.Е. рассмотрела замечания на протокол судебного заседания, удовлетворив постановлением только два первых пункта замечаний, содержание которых хоть и подтверждают невнимательность судьи и секретаря к оформлению процессуальных документов, но, тем не менее, не раскрывают заинтересованность судьи  Подкопаевой А.Е. в исходе дела на стороне обвинения. Те замечания, которые опровергают беспристрастность судьи Подкопаевой А.Е. и подтверждают факт внесения ею в постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о запрете фото-видеосъёмки заведомо ложных сведений, судья Подкопаева А.Е. отклонила, ссылаясь на то, что адвокат Ерченко Л.В. не доказал то, что она говорила или зачитывала в судебном заседании те или иные слова, зная при этом, что адвокат Ерченко Л.В.  вёл аудиозапись судебного заседания. Таким образом,  учитывая, что согласно ч. 2 ст. 260 УПК РФ у судьи Подкопаевой А.Е. было право вызвать адвоката Ерченко Л.В. для уточнения содержания замечаний, такое избирательное решение судьи Подкопаевой А.Е. ещё раз подтверждает отсутствие по данному уголовному делу объективности и беспристрастности со стороны председательствующего судьи. 

При оформлении процессуальных документов по уголовному делу судья Подкопаева А.Е. совершила действия, содержащие признаки претсупления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ (Служебный подлог).

31.10.2017

Судья Подкопаева А.Е.  незаконно отказала в удовлетворении:

1.) повторного заявления адвоката Ерченко Л.В. об отводе судьи Подкопаевой А.Е., поскольку не указала в постановлении в нарушение требований п. 4 ст. 7 УПК РФ мотивов, по которым судья Подкопаева А.Е. опровергла доводы защитника о её заинтересованности в исходе дела в пользу стороны обвинения.

3.) заявления журналиста Софроновой О.М., поскольку также в нарушение ч. 4 ст. 7 УПК РФ не указала мотивы, по которым судья решила, что даже пресса не имеет права осуществлять видеосъёмку настоящего судебного заседания, что, по мнению защиты, произошло только по воле прокурора.

02.11.2017

в нарушение требований ч. 3 ст. 259 УПК РФ судья Подкопаева А.Е. подписала протокол судебного заседания от 31.10.2017 без внесения в него следующей важной для защиты прав и свобод подсудимого <…данные извлечены…> информации:

1. В протоколе указано, что защитник подсудимого – адвокат Ерченко Л.В. заявил суду отвод следующего содержания (здесь и далее цитаты из протокола приводятся без исправления описок, орфографических и грамматических ошибок): «…при разрешении ходатайства о фото-видеосъёмку в судебном заседании 23.10.2017 года, председательствующий по делу мировой судья Подкопаева А.Е. усмотрела в действиях <…данные извлечены…> состав вменяемого ему преступления, что можно сделать только тогда, когда результат рассмотрения дела судом уже предрешен в пользу стороны обвинения. Мировой судья проигнорировала требования закона, что говорит о том, что судья Подкопаева А.Е. не знает требования закона, или не намерена их соблюдать. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что дальнейшее рассмотрение уголовного дела под председательством судьи Подкопаевой А.Е. будет происходить в незаконном суде, что повлечет обязательную отмену любого решения по данному делу…».

Однако информация о содержании заявления об отводе судьи Подкопаевой А.Е. в таком виде искажает суть проблемы, существующей в осуществлении правосудия по настоящему делу, и делает из защитника подсудимого склочника, необоснованно обвинившего судью в незнании закона.

Согласно содержания заявления об отводе и прослушанной аудиозаписи судебного заседания адвокат Ерченко Л.В. обосновал своё недоверие судье Подкопаевой А.Е. не только тем обстоятельством, что она признала подсудимого виновным в совершении вменённого ему преступления до начала судебного следствия, но и тем, что в нарушение требований п. 2 ст. 271 УПК РФ судья Подкопаева А.Е., не выслушав мнение сторон по заявленному ей 23.10.2017 защитой отводу, не удалилась в нарушение п. 1 ст. 65 УПК РФ для разрешения этого заявления в совещательную комнату. При этом с целью подтверждения умышленного нежелания судьи Подкопаевой А.Г. соблюдать требования процессуального закона защита подсудимого сослалась на то обстоятельство, что согласно п. 1 и абзац 1 п. 2 ст. 3 Закона РФ от 26.07.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» судья Подкопаева А.Г. приносила в торжественной обстановке присягу следующего содержания: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть».

Таким образом, учитывая, что согласно абзаца 3 п. 2 Постановления Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 № 19-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 3, пункта 1 статьи 8 и пункта 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статей 19, 21 и 22 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки А.В. Матюшенко» принятием присяги судьи выражают готовность придерживаться установленных законом требований, защита <…данные извлечены…> посчитала и указала в заявлении об отводе, что судья Подкопаева А.Е. нарушила перечисленные требования процессуального закона либо умышленно, либо по не знанию, что в том и другом случае является обстоятельством, свидетельствующим о проведении настоящего судебного заседания в незаконном составе суда.

Защита считает указанные недостатки в протоколе судебного заседания в этой части существенными, поскольку они эти недостатки искажают позицию стороны защиты в отношении председательствующего судьи и скрывают дефекты правосудия, осуществляемого в отношении подсудимого.

2. После разрешения ходатайства о самоотводе судьи Подкопаевой А.Е. адвокат Ерченко Л.В. сделал суду следующее заявление: «…23 октября при рассмотрении ходатайства о фото-видеофиксации, заявленного защитником адвокатом Ерченко, судья Подкопаева указала в постановлении, которым было отказано в этом ходатайстве, что <…данные извлечены…> совершил вмененное ему преступление, то есть фактически установила вину <…данные извлечены…> .…».

Однако в протоколе судебного заседания указано, что адвокат Ерченко Л.В. якобы сообщил суду, что «…23.10. 2017 «…при разрешении ходатайства о фото-видеосъёмку в судебном заседании 23.10.2017 года, председательствующий по делу мировой судья Подкопаева А.Е. усмотрела в действиях <…данные извлечены…> состав вменяемого ему преступления…» (л.д. 128).

Однако первоначальная фраза адвокат Ерченко Л.В. о том, что в постановлении об отказе в удовлетворении ходатайства о фото-видеосъёмки судебного заседания судья Подкопаева А.Е. указала, что « <…данные извлечены…> совершил преступление», и фраза в изменённом постановлении, которую адвокат Ерченко Л.В. не говорил: «судья Подкопаева А.Е. усмотрела в действиях <…данные извлечены…> состав преступления», — имеют разные значения, которые в контексте сделанного адвокатом Ерченко Л.В. заявления о наличии в действиях судьи Подкопаевой А.Е. признаков преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, имеют существенные юридические отличия, поскольку усмотреть признаки преступления и считать человека виновным в совершении преступления – это далеко не одни и те же понятия, характеризующие действия председательствующего судьи.

3. В протоколе судебного заседания указано, что суд выслушал из зала судебного заседания заявление журналиста (Софронову О.М.) о разрешении видеосъёмки судебного заседания.

Однако на самом деле судья Подкопаева А.Е. не разрешила журналисту сделать это заявление сразу после того как Софронова О.М. его заявила. Это произошло только после возражений адвоката Ерченко Л.В. на действия судьи Подкопаевой А.Е.

Данное обстоятельство в очередной раз подтверждает нарушение судьёй Подкопаевой А.Е. принципа гласности судопроизводства по настоящему уголовному делу и в очередной раз подтверждает утверждение защиты о том, что судья Подкопаева А.Е. намерено создает препятствия в видеофиксации её процессуальных действий, которые, исходя из ранее высказанной ею позиции о виновности <…данные извлечены…>, будут совершаться, по мнению защиты, только в интересах стороны обвинения.

Задачами уголовного судопроизводства является не только привлечение виновных лиц к уголовной ответственности, но и защита личности от незаконного и необоснованного осуждения (п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ), а потому эти сведения должны быть внесены в протокол судебного заседания, чтобы вышестоящие судебные и иные инстанции могли объективно оценить ход настоящего судебного разбирательства на предмет законности состава суда, рассмотревшего это дело.

4. В протоколе судебного заседания не указано, что перед разрешением заявления Софроновой О.М. о видеосъёмке судебного заседания суд обозревал её редакционное удостоверение со следующим содержанием: «…владелец настоящего удостоверения является профессиональным журналистом. Просим все органы власти согласно закону о СМИ РФ оказывать необходимое содействие владельцу редакционного удостоверения в выполнении им профессиональных обязанностей…».

На фоне немотивированного отказа судьи Подкопаевой А.Е. в удовлетворении данного заявления, сведения о том, что судья Подкопаева А.Е. знала о наличии у Софроновой О.М. статуса профессионального журналиста и проигнорировала просьбу СМИ оказать журналисту необходимое содействие в выполнении профессиональных обязанностей, тоже имеют существенное значение для будущей оценки вышестоящими судебными и иными инстанциями соблюдение по настоящему уголовному делу принципа гласности и деятельности судьи Подкопаевой А.Е. на предмет её заинтересованности в исходе дела на стороне обвинения.

26.04.2018После возвращения уголовного дела от судьи Нестеренко И.А. 

1. При частичном удовлетворении ходатайства журналиста сетевого СМИ Софроновой О.М. и защитника Ерченко Л.В. о фото-видеосъёмке судебного заседания судья Подкопаева А.Е. нарушила принцип гласности судебного разбирательства и разъяснения Пленума ВС РФ, содержащегося в постановлении от 13.12.2012  № 35 «Об открытости и гласности судопроизводства и о доступе к информации о деятельности судов», в силу которого осуществление фотосъемки и видеозаписи открытого судебного разбирательства возможны по любому делу, за исключением случаев, когда она может привести к нарушению прав и законных интересов участников процесса, в том числе права на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, содержащих сведения личного характера (ст. 23 и ч. 4 ст. 29 Конституции РФ, ч. 5 ст. 241 УПК РФ). «…Если суд придет к выводу, что фотосъемка, видеозапись, киносъемка, трансляция хода открытого судебного разбирательства не приведут к нарушению прав и законных интересов участников процесса, то он не вправе их запретить только по причине субъективного и немотивированного нежелания участников процесса такой фиксации…».

Из содержания п. 23 вышеуказанного постановления Пленума ВС РФ следует, что «…несоблюдение требований о гласности судопроизводства (… ст. 241 УПК РФ) в ходе судебного разбирательства свидетельствует о нарушении судом норм процессуального права и является основанием для отмены судебных постановлений… (…п. 2 ч. 1 ст. 369, ч. 1 ст. 381 УПК РФ)…. Намеренное создание судьей условий, ограничивающих или исключающих доступ лиц, не являющихся участниками процесса, …. в открытое судебное заседание, или создание условий, препятствующих его фиксации, свидетельствует о нарушении профессиональной этики…».

2. Оставив вопросы подсудимого <…данные извлечены…> о сути предъявленного обвинения, в части якобы состоявшегося удушения потерпевшего Гринёва В.В. непонятно какой рукой, а также в части действий подсудимого, якобы послужившие основанием опасаться лишения жизни потерпевшего, судья Подкопаева А.Е. создала государственному обвинителю условия — предоставлять суду доказательства не по конкретному, а абстрактному (примерному, неопределённому) обвинению, чем нарушила требование ч. 1 ст. 252 УПК РФ, в силу которой судебное разбирательство проводится только по предъявленному обвинению, суть которого должна быть в силу п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ (обвиняемый вправе знать в чём он обвиняется), понятна подсудимому. 

27.08.2018 

На фоне исчезновения из уголовного дела CD-диска с видеозаписью действий Гринёва В.В., которые последний демонстрировал в суде с целью доказать способ, которым <…данные извлечены…> якобы душил Гринёва В.В., используя для этого собственную руку Гринёва В.В., отказ судьи Подкопаевой А.Е. назначить медицинскую физико-анатомическую экспертизу на предмет возможности сгибания суставов левой руки Гринёва В.В., расположенной «вокруг шеи», до степени перекрывания его дыхательных путей на горле, свидетельствует о нежелании судьи иметь в уголовном деле доказательства, опровергающие версию Гринёва В.В., а значит, судья Подкопаева А.Е. нарушила принцип состязательности и равноправия сторон в судебном заседании, гарантированный каждому ст. 15 УПК РФ.

28.08.2018

Отказывая в удовлетворении заявления защитника об отводе судьи, судья Подкопаева А.Е. внесла в постановления недостоверные сведения о том, что защитник якобы не предоставил суду доказательства, дающие основания полагать, что судья Подкопаева А.Е. заинтересована в исходе дела на стороне обвинения.

В соответствии со ст. 74 УПК РФ «…доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела…».
Обстоятельства, подтверждающие заинтересованность судьи в исходе дела, имеют значение для правильного разрешения заявления об отводе судьи, потому что в силу п. 2  ст. 61 УПК РФ обстоятельства, дающие основание полагать, что судья лично, прямо или косвенно, заинтересованы в исходе данного уголовного дела, являются основанием для отвода судьи
Такими обстоятельствами, по мнению защиты, являлось утверждение судьи Подкопаевой А.Е. в постановлении об отказе в производстве судебной медицинской физико-анатомической экспертизы следующего содержания: «… у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что объективно подтверждает истинность его утверждения, что он испытал тревогу после высказывания виновным угрозы. Из материалов дела следует, что словесные угрозы убийством подсудимого <…данные извлечены…>, с наличием имевшейся у него в руке деревянной палкой, которой попытался нанести удар последнему, и действий последнего после падения, потерпевшим Гриневым В.В. были восприняты реально. Следовательно, в действиях  <…данные извлечены…> имеется состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 119 УК РФ...».
Несложный анализ содержания данного постановления с учёт вышеуказанной мотивировки позволяет сделать вывод о том, что судья Подкопаева А.Е. отказала в удовлетворении ходатайства о производстве экспертизы на том основании, что суд уже установил в действиях <…данные извлечены…> состав преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 119 УК РФ, о чём свидетельствует в конце мотивировочной части слово «…следовательно…».
«…СЛЕДОВАТЕЛЬНО…» в контексте указанного постановления — это вводное слово, указывающее на связь мыслей, последовательность их изложения; то же, что «стало быть», «таким образом».

На основании изложенного следует вывод, что при вынесении постановления об отказе в производстве судебной медицинской физико-анатомической экспертизы судья Подкопаева А.Е. вносила в него именно те сведения, которые диктовало ей сознание, а значит, сведения о том, что защитник якобы не привёл доказательств, подтверждающих заинтересованность судьи в исходе дела на стороне обвинения, внесены судьёй Подкопаевой А.Е. в постановлении об отказе в удовлетворении её отвода с целью завуалирования свого истинного отношения к делу, прикрыв свои истинные мысли текстом следующего содержания: «… При изготовлении данного постановления мировой судья указал, в чем обвиняется подсудимый <…данные извлечены…>, согласно материалам уголовного дела, вывода о виновности <…данные извлечены…> в совершении данного преступления мировой судья не делал…».

При таких обстоятельствах защита ещё раз приходит к выводу о том, что судья Подкопаева А.Е. внесла в постановление об отводе судьи заведомо недостоверные сведения о том, что защитник якобы не предоставил суду доказательства, дающие основания полагать, что судья Подкопаева А.Е. заинтересована в исходе дела на стороне обвинения, что в очередной раз подтверждает нарушения судьей Подкопаевой А.Е. принципов «Презумпции невиновности» и «Состязательности сторон», гарантированных каждому ст.ст. 14, 15 УПК РФ.

obstoyatelstva-dela2 sudebnoe-razbiratelstvo1 dei-stviya-nezakonnye vneprotsessualnye-obrashheniya-2 reshenie-po-delu1

Похожие записи

Ваше мнение