Незаконные действия судьи Пронькиной Т.Н.

адвокат Сочи Ерченко Л.В.
Судья Ленинского районного суда г. Оренбурга Пронькина Т.Н.
ДЕЛО № 1-512/2016 (1-я инстанция) 
img_1225
секретарь: Ахмедеева Т.А.
гос.обвинитель: помощники прокурора Ленинского района г. Оренбурга
потерпевший Козлов Н.Ф.: адвокат Навасардян А.Ю. 
защита <…ФИО-1…>  адвокаты: Никифорова Е.Д., Попов О.
защита <…ФИО-2…>  адвокаты: Ерченко Л.В., Болдинов А.И. 
защита <…ФИО-3…> адвокат: Гриценко С.В.
pervaya-instantsiya apellyatsiya pervaya-kassatsiya vtoraya-kassatsiya nadzor
                                                                                     Незаконные процессуальные действия/решения
25.10.2016      В соответствии с п.п. 2, 3 ст. 15 УПК РФ «…Функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты…».
После каждого удовлетворённого ходатайства гособвинителя и (или) потерпевшего об оглашении показаний свидетелей судья данный принцип нарушает(!), то есть зачитывает показания свидетелей самостоятельно, выполняя, таким образом, функцию государственного обвинения, которая в силу п. 3 ст. 37 УПК РФ возлагается на прокурора. Со стороны кажется, что судья выполняет функцию помощника прокурора, особенно когда спрашивает у прокурора, что именно из текста показаний свидетелей он хотел бы услышать, после чего начинает искать в тексте нужную прокурору информацию.  
27.10.2016       После допроса защитником Ерченко Л.В. свидетеля обвинения — адвоката Бурьянова С.В. — на предмет установления факта нарушения им требований ч. 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» при даче показаний следователю по обстоятельствам оказания юридической помощи <…ФИО-1…>, судья задала свидетелю наводящий вопрос: «Оказывая юридическую помощь <…ФИО-1…>, Вы действовали в качестве юриста или в качестве адвоката?», — на что последний ответил: «В качестве юриста».
Данные действия свидетельствуют заинтересованности судьи в исходе дела, поскольку этим вопросом судья Пронькина Т.Н. пыталась оказать стороне обвинения помощь в подтверждении обвинения подсудимым путём внесения в протокол судебного заседания сведений, затрудняющих стороне защите признать показания свидетеля Бурьянова С.В. недопустимым доказательством на основании ст. 75 УПК РФ, то есть нарушила принцип «Состязательности сторон», закреплённый в ст. 15 УПК РФ.
07.11.2016   судья Пронькина Т.Н. отказала в удовлетворении ходатайство защиты <…ФИО-2…> о предоставлении возможности знакомиться с протоколом суд.заседания по частям (п. 6 ст. 259 УПК РФ) незаконно, поскольку данным решением судья уклонилась от выполнения возложенной на неё  ч. 3 ст. 15 УПК РФ обязанности — создавать необходимые условия для осуществления сторонами своих прав. А обоснование этого решения тем, что в УПК РФ нет нормы, обязывающей суд удовлетворять ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания по частям, создаёт предпосылки для отказа в удовлетворении любых ходатайств защиты, если об их удовлетворении не указано в УПК РФ. То есть обоснование данного решения, таким образом, свидетельствует об отсутствии у стороны защиты по настоящему уголовному делу вообще каких — либо прав и делает судебный процесс по настоящему делу — профанацией.     
27.12.2016  заявлено повторное ходатайство>>> о предоставлении возможности знакомиться с протоколом суд.заседания по частям с ссылкой на разъяснения Конституционного Суда РФ, который указал в Определении № 70-О от 28.01.2016 «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Зайцева Федора Васильевича на нарушение его конституционных прав положениями частей шестой и седьмой статьи 259 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации город Санкт-Петербург 28 января 2016 года», что  «…закрепление в законе права сторон на ознакомление по их ходатайствам с протоколом судебного заседания (с частями протокола по мере их изготовления) обязывает суд обеспечить реализацию данного права …». Обязательность выполнения разъяснений Конституционного Суда РФ содержится в ст.ст. 6 и 71 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». Однако 27.12.2016 в нарушение данного закона судья Пронькина Т.В. в удовлетворении данного  ходатайства>>>  отказала, предложив, по сути, компромисс: после изготовления протокола судебного заседания в полном объёме суд предоставит стороне защиты (по заявлению) необходимое время для ознакомления с протоколом судебного заседания и возможной подготовки замечаний на него. Последнее слово за адвокатами подсудимых: согласиться или…
16.01.2017 судья Пронькина Т.Н. удовлетворила ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний допрошенного в суде свидетеля обвинения, которые он давал на предварительном следствии. Незаконность этого решения заключается в том, следователь Христофоров, допросивший указанного свидетеля, внёс в протокол недостоверные сведения об участии в этом следственном действии адвоката, которого, со слов свидетеля, при допросе не было. Кроме того, после допроса адвокатом Ерченко Л.В. данного свидетеля судья Пронькина Т.Н. пыталась получить от этого свидетеля те сведения, которые вписал в протокол допроса следователь. Для этого судья задавала свидетелю наводящие вопросы и оказывая на него психическое давление. Защита данным действиям председательствующего возражала.  
01.02.2017 после оглашения показаний свидетеля <…данные извлечены…> в части получения им денежных средств в качестве зарплаты, которые свидетель дал на предварительном следствии следователю Христофорову,<…данные извлечены…> сообщил суду, что он давал следователю в этой части другие показания, после чего судья Пронькина Т.Н. зачем — то стала спрашивать у свидетеля, почему он не обжаловал действия следователя, что, по мнению защиты, не имеет значение для данного дела, поскольку выяснение причин отказа свидетеля от своих прав на обжалование действий следователя не входит в круг обстоятельств, подлежащих доказыванию по настоящему делу, то есть защита возражала постановке этого вопроса, после чего было сделано устное заявление о совершении следователем Христофоровым служебного подлога.        
03.03.2017 в ходе допроса свидетеля <…данные извлечены…>, сообщившего суду, что ОАО «ОренбургНИПИнефть» заключило с организацией потерпевшего Козлова Н.Ф. договор аренды по цене ниже, чем у других организаций, судья Пронькина Т.Н. уточнила у свидетеля давал ли он согласие на это, и после утвердительного ответа свидетеля судья задала ему вопрос: «Так в чём тогда проблема?». Защитник «…Ф.И.О.-1…» адвокат Никифорова Е.Д. посчитала этот вопрос показателем необъективного рассмотрения данного уголовного дела с обвинительным уклоном и о давлением председательствующего на свидетеля, в связи с чем защитник потребовала внести в протокол судебного заседания возражения на действия председательствующего.  

Почему «…необъективное…»?

Дело в том, что подсудимым вменяется причинение имущественного ущерба ОАО»ОренбургНИПИнефть», возникшего, по мнению следствия, в том числе, от заключения ими договоров аренды с аффилированными с «…ФИО-1…» организациями по цене ниже, чем у других организаций. Из обвинительного заключения следует, что следователь и прокурор усмотрели в этих действиях не просто проблему, а общественно опасные деяния, квалифицировав действия подсудимых по ст. 201 УК РФ. Однако почему — то в аналогичных действиях подсудимых по заключению договоров с организациями потерпевшего Козлова Н.Ф., ни сторона обвинения, ни судья Пронькина Т.Н. никаких ПРОБЛЕМ почему — то НЕ УСМАТРИВАЮТ, что, в свою очередь, свидетельствует как о необъективном расследовании данного уголовного дела на предварительном следствии, так и о его необъективном рассмотрении в суде с обвинительным уклоном.        

18.05.2017 в ходе допроса приглашённого стороной защиты специалиста в области экономики и финансов судья Пронькина Т.Н. руководствовалась правилами «двойных стандартов» исключительно в интересах государственного обвинителя, чем допустила нарушение принципа состязательности сторон, установленного ст. 15 УПК РФ, выраженного в том, что, в одном случае, она вопрос защитника Ерченко Л.В., адресованный указанному специалисту (о наличии или отсутствии в заключении эксперта сведений о причинной связи между стоимостью акций ОАО «ОренбургНИПИнефть», установленной экспертом по уголовному делу, и действиями <…Ф.И.О. — 2…>) не сняла, а в другом случае, аналогичный вопрос защитника Ерченко Л.В. по другому заключению эксперта о стоимости этих же акций судья Пронькина Т.Н. сняла, что она сделала после возражения гос.обвинителя о том, что, по его мнению, по уголовным делам, возбуждённым по ст. 201 УК РФ, эксперты не обязаны устанавливать причинную связь между действиями обвиняемого и общественно опасными последствиями !!!

Таким образом, судья Пронькина Т.Н. проигнорировала требования ст. 15 УПК РФ, в силу которых суд обязан создавать условия для реализации процессуальных прав по уголовным делам не только государственными обвинителями, но и защитниками, чем создала непреодалимые препятствия для формирования стороной защиты <…Ф.И.О. — 2…> позиции по делу с ссылкой на мнение компетентного лица, специально приглашённого защитой для этой цели.

Кроме того, указанными действиями судья Пронькина Т.Н. показала, что она согласна с позицией государственного обвинителя о том, что эксперты по уголовным делам, возбуждённым по ст. 201 УК РФ, не должны устанавливать наличие причинной связи между действиями обвиняемых и общественно опасными последствиями, из чего следует вывод, что судья Пронькина Т.Н. нарушила требования ст. 299 УПК РФ, поскольку её действия свидетельствуют о том, что суд уже дал окончательную оценку всем заключениям экспертов в этой части до удаления суда в совещательную комнату.

По требованию защитника <…Ф.И.О. — 2…> в протокол судебного заседания внесены возражения на действия председательствующего судьи.

22.05.2017 в ходе допроса специалиста по акту исследования, содержащим выводы о денежных суммах, которые легли в основу обвинения подсудимого <…Ф.И.О.-2…> в виде имущественного вреда ОАО «ОренбургНИПИнефть» и которые были получены третьими лицами по договорам, не имеющим никакого отношения к ОАО «ОренбургНИПИнефть», защитник Ерченко Л.В. задал специалисту вопрос о том, могут ли эти суммы подтверждать ущерб ОАО «ОренбургНИПИнефть»?

Однако судья Пронькина Т.Н. данный вопрос сняла, пояснив защитнику, что специалисту такой вопрос не ставился. То есть, по мнению судьи Пронькиной Т.Н., получается, что обвинять человека в причинении имущественного вреда потерпевшему, ссылаясь на денежные суммы, установленные специалистом, можно, а выяснять у этого специалиста, можно ли этими денежными суммами подтвердить имущественный вред потерпевшему, нельзя.     

Защита <…Ф.И.О.-2…> потребовала от судьи внести в протокол судебного заседания возражения на её действия, которыми она препятствует защитнику реализовать право подсудимого на защиту в полном объёме. 

Видимо, правила «двойных стандартов» у судьи Пронькиной Т.Н. являются настольной книгой, в связи с чем, вопрос о том, какое планируется решение по данному уголовному делу, является чисто риторическим.

 

obstoyatelstva-dela2 sudebnoe-razbiratelstvo1 dei-stviya-nezakonnye vneprotsessualnye-obrashheniya-2 reshenie-po-delu1

Похожие записи

2 комментария

  1. Такое ощущение, что суд ведёт не судья, а следователь НКВД.
    Когда же уже на них управу найдут?!

    • Во многом виноваты сами адвокаты, которые либо не хотят работать, либо не знают как работать, либо занимаются панибратством со следователями, прокурорами и судьями. Ведь, по сути, каждое незаконное (с точки зрения адвоката) действие или решение следователей, направленное на обвинение лиц в совершении преступлений, это объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 299 УК РФ (Привлечение к уголовной ответственности заведомо невиновного лица). Поэтому каждое такое действие должно быть проверено адвокатом на наличие в нём субъективной стороны этого преступления с последующим принятием мер, направленных на пресечение данного преступления, и привлечение виновного лица к уголовной ответственности.

Ваше мнение