Ходатайство о признании доказательства недопустимым

дело № 22-4891/2016

В соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 74 УПК РФ «…В качестве доказательств допускаются:…. заключение и показания эксперта….».

Из содержания обжалуемого приговора следует, что в его основе в качестве подтверждения общественно опасных последствий от действий Игнатенко П.Н., которые сторона обвинения обязана доказать в силу ст. 73 УПК РФ, лежит «заключению финансово-экономической судебной экспертизы» № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013.

Вместе с тем согласно п. 1 ст. 75 УПК РФ «…Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса…».

Данное заключению финансово-экономической судебной экспертизы получено с нарушением требований УПК РФ, что подтверждается следующим.

Следователь 2 – го отдела СУ СК РФ по Краснодарскому краю Параскевов Н.Н., приняв к производству настоящее уголовное дело (№ 13900615), 24.09.2013 вынес постановление о назначении бухгалтерской экспертизы, с которым 26.09.2013 ознакомил Игнатенко П.Н. и его защитника Дубина Е.А.

Данное обстоятельство подтверждается копией постановления о назначении бухгалтерской экспертизы, переданной Параскевовым Н.Н. Игнатенко П.Н. и его защитнику Дубину Е.А. (Приложение 1, 2).

Однако, выполняя требования п. 3 ст. 195 УПК РФ, в силу которых при назначении судебной экспертизы следователь обязан разъяснить обвиняемому права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, после чего составить протокол об ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы, Параскевов Н.Н. предоставил Игнатенко П.Н. и Дубину Е.А. для подписания протокол об ознакомлении с постановлением о назначении финансово – экономической экспертизы, внушив им, что это – простая формальность.

Выполнив, таким образом, возложенную на него процессуальным законом формальность, необходимую для назначения и проведение экспертизы, Параскевов Н.Н. после этого переименовал постановление о «назначении бухгалтерской экспертизы» на постановление о «назначении финансово-экономической экспертизы», которое с материалами дела направил в ГУ «Краснодарская лаборатория судебной экспертизы» МЮ РФ.

Таким образом, с помощью указанных манипуляций Параскевов Н.Н. добыл в материалы дела процессуальный документ (протокол об ознакомлении с постановлением финансово – экономической экспертизы от 26.06.2013), подтверждающий соблюдение следователем требований ст. 195 УПК РФ, которые обязывали его разъяснить Игнатенко П.Н. и Дубину Е.А. права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ, а именно:

1) знакомиться с постановлением о назначении судебной финансово–экономической экспертизы;

2) заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной финансово–экономической экспертизы в другом экспертном учреждении;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве судебной финансово–экономической экспертизы в конкретном экспертном учреждении;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о назначении судебной финансово–экономической экспертизы дополнительных вопросов эксперту;

5) присутствовать с разрешения следователя при производстве судебной финансово–экономической экспертизы, давать объяснения эксперту.

Вместе с тем наличие этого протокола предоставило Параскевову Н.Н. формальное право назначить финансово–экономическую экспертизу и использовать полученное заключение в качестве финансово – экономической экспертизы, что следует из обвинительного заключения и обжалуемого приговора, в котором суд первой инстанции указал: «…довод Игнатенко П.Н. о том, что ущерб, причиненный ОАО «Каневсксахар», документально не подтвержден, суд считает несостоятельным, поскольку согласно заключению финансово-экономической судебной экспертизы № 3215/13-1/18.1 от 8.11.2013 г., денежные средства от «АгроИндустрия» по договору №337/431 от 12.11.2012 года купли-продажи сахара за период с 12.11.2012 года по 01.07.2013 года на счет ОАО «Каневсксахар» №40702810730340100150 в отделение № 8619 ОАО «Сбербанка России» не поступили…».

Следовательно, заключение эксперта № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013, используемое в настоящем деле в качестве финансово-экономической экспертизы, получено следователем Параскевовым Н.Н. с нарушением требований ст. 195 УПК РФ, поскольку изменение предмета будущего экспертного исследования в тайне от стороны защиты нарушило права Игнатенко П.Н. и его защитник, предусмотренные ст. 198 УПК РФ.

На основании изложенного следует вывод от том, что данное заключение эксперта является в силу п. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимым доказательством.

В соответствии с п. 2 ст. 88 УПК РФ «…В случаях, указанных в части второй статьи 75 настоящего Кодекса, суд, прокурор, следователь, дознаватель признает доказательство недопустимым…».

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 119, 120 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Признать заключение эксперта Кулишовой А.А. № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013 недопустимым доказательством, как полученное с нарушением прав Игнатенко П.Н. на защиту, предусмотренных ст.ст. 195, 198 УПК РФ.

Приложение (в копиях):

  1. Постановление следователя Параскевова Н.Н. о назначении бухгалтерской экспертизы от 24.09.2013.
  2. Объяснение Игнатенко П.Н. адвокату Ерченко Л.В.

«08» сентября 2016 года

Адвокат Ерченко Л.В.

Похожие записи

Ваше мнение