Дополнение к апелляционной жалобе защиты Игнатенко П.Н.

дело № 22-4891/2016

1. В соответствии с пп. 3 п. 2 ст. 74 УПК РФ «…В качестве доказательств допускаются:…. заключение и показания эксперта….».

Из содержания мотивировочной части обжалуемого приговора следует, что, опровергая доводы Игнатенко П.Н. об отсутствии у ПАО «Каневсксахар» имущественного вреда, суд первой инстанции указал, что «…согласно заключению финансово-экономической судебной экспертизы № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013 г., денежные средства от «АгроИндустрия» по договору № 337/431 от 12.11.2012 года купли-продажи сахара за период с 12.11.2012 года по 01.07.2013 года на счет ОАО «Каневсксахар» №40702810730340100150 в отделение № 8619 ОАО «Сбербанка России» не поступили….».

Следовательно, вывод суда первой инстанции о наличии в действиях Игнатенко П.Н. состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, основан на доказательстве в виде заключения финансово-экономической экспертизы.

Однако в уголовном деле такого доказательства нет. 

Заключение эксперта Кулишовой А.А. № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013, на которое суд первой инстанции сослался как на финансово-экономическую экспертизу, на самом деле таковым не является, что следует из самого заключения, в котором Кулишова А.А. указала: «…По смыслу поставленных вопросов данная экспертиза является судебной бухгалтерской. Производство судебной бухгалтерской экспертизы поручено эксперту отдела судебных бухгалтерских и финансово-экономических экспертиз Кулишовой Анне Анатольевне…»  (т. 7 л.д. 106).

Следовательно, в основе обвинительного приговора Игнатенко П.Н. лежит доказательство, которого в уголовном деле нет, несмотря на то, что сторона защиты, необязанная доказывать невиновность Игнатенко П.Н. в силу гарантированной последнему презумпции невиновности (ч. 2 ст. 49 Конституции РФ, п. 2 ст. 14 УПК РФ), безрезультатно пыталась это доказательство добыть путём заявления ходатайств о назначении финансовой экономической экспертизы (т. 11, л.д. 4-11, т. 15, л.д. 14-17), понимая при этом, что эксперты – экономисты не смогут объективно подтвердить имущественный ущерб ОАО«Каневсксахар» от действий Игнатенко П.Н.

В соответствии с п. 1 ст. 389.15 УПК РФ «…Основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: …несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции…».

Согласно п.п. 1, 2 ст. 389.15 УПК РФ «…Приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если:

1) выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

2) суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда…».

Как указано выше, вывод суда первой инстанции о наличии имущественного вреда у ОАО«Каневсксахар», сделанный со ссылкой на финансово-экономическую экспертизу, не подтверждён доказательством, поскольку такой экспертизы в уголовном деле нет. При этом суд первой инстанции не учёл и не дал оценку тому обстоятельству, что эксперт Кулишова А.А. провела не финансово – экономическую, а бухгалтерскую экспертизу. Если бы суд обратил внимание на это обстоятельство, то оно могло бы существенно повлиять на его выводы, поскольку Кулишова А.А. проводила не экономическое исследование деятельности ОАО «Каневсксахар», в ходе которого экономисты должны были исследовать помимо его бухучёта все сделки, связанные с исполнением обязательств по договору купли – продажи сахара – песка № 337/431, а бухгалтерское, в ходе которого Кулишова А.А. исследовала никем не оспариваемые сведения из бухучёта ОАО «Каневсксахар» и установила никем не оспариваемое обстоятельство – отсутствие банковской проводки денег по указанному договору.

Следовательно, каждое из этих обстоятельств является самостоятельным основанием для отмены обжалуемого приговора.

2. Кроме того, из материалов уголовного дела следует, что суд первой инстанции сделал вывод о наличии в уголовном деле финансово-экономической судебной экспертизы на основании выступления государственного обвинителя, ссылавшегося на обвинительное заключение в отношении Игнатенко П.Н., которое составил заместитель руководителя СО по Каневскому району СУ СК РФ по Краснодарскому краю Шкиль С.Ю.

Составляя обвинительное заключение, Шкиль С.Ю. обязан был руководствоваться требованиями пп. 5 п. 1 ст. 220 УПК РФ «…В обвинительном заключении следователь указывает:… перечень доказательств, подтверждающих обвинение, и краткое изложение их содержания…», которыми он почему – то не руководствовался, то есть указал в обвинительном заключении доказательство (финансово-экономическую экспертизу), которого в его распоряжении не было, и уголовно – процессуальное законодательство не содержит норм, разрешающих следователям менять наименования экспертиз с целью формирования у суда ложного мнения о доказанности общественно опасных последствий.

В соответствии с пп. 1, п. 1 ст. 237 УПК РФ «…Судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если: обвинительное заключение … составлены с нарушением требований настоящего Кодекса, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения…».

Однако судья Каневского районного суда Краснодарского края Белохортов И.И. указанные требования уголовно – процессуального законодательства не выполнил и уголовное дело по своей инициативе для устранение нарушений, допущенных Шкилем С.Ю. при составлении обвинительного заключения, не вернул.

В соответствии с п. 2 ст. 389.15 УПК РФ «…Основаниями отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке являются: … существенное нарушение уголовно-процессуального закона…», которое «…путём лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения…» (п. 1 ст. 389.17 УПК РФ).

Изложенный анализ обжалуемого приговора позволяет сделать вывод о том, что суд первой инстанции нарушил процедуру судопроизводства, предусмотренную ст. 237 УПК РФ, поскольку бездействие судьи Белохортова И.И. в возврате уголовного дела прокурору при наличии очевидных нарушений следственным органом требований пп. 1, п. 1 ст. 237 УПК РФ привело к необоснованному приговору, в котором, опровергая доводы Игнатенко П.Н. об отсутствии у ОАО «Каневсксахар» имущественного вреда, суд первой инстанции сослался на несуществующее доказательство.

3. В соответствии с п. 1.1. ст. 389.6 УПК РФ «…Лицо, подавшее апелляционные жалобу или представление, в подтверждение приведенных в жалобе или представлении доводов вправе заявить ходатайство об исследовании судом апелляционной инстанции доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции, о чем должно указать в жалобе или представлении, и привести перечень свидетелей, экспертов и других лиц, подлежащих в этих целях вызову в судебное заседание. Если заявляется ходатайство об исследовании доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции (новых доказательств), то лицо обязано обосновать в апелляционных жалобе или представлении невозможность представления этих доказательств в суд первой инстанции….».

В ходе судебного заседания суд первой инстанции исследовал заключение экспертизы №3215/13-1/18.1 от 08.11.2013 и отказал стороне защиты в допросе эксперта Кулишовой А.А., которую Шкиль С.Ю. предусмотрительно не включил в список лиц, подлежащих вызову в суд, видимо, полагая, что сведения эксперта о том, какая именно была проведена экспертиза и что эта экспертиза подтверждает или устанавливает, помешает суду вынести обвинительный приговор.

В этой связи, с учётом того, что суд первой инстанции никоим образом не обосновал, почему он признал в приговоре бухгалтерскую экспертизу финансово – экономической, а также с учётом того, что суд отказал в удовлетворении ходатайства защиты о вызове и допросе эксперта Кулишовой А.А., нарушив при этом требования п. 2 ст. 271 УПК РФ, обязывающие его вынести мотивированное определение или постановление при разрешении данного ходатайства, полагаем необходимым повторно исследовать в суде апелляционной инстанции заключение экспертизы №3215/13-1/18.1 от 08.11.2013 и вызвать в суд для допроса эксперта Кулишову А.А. с целью разъяснения вопросов по предмету её исследования.

Кроме того, 18.07.2016 в распоряжении адвоката Ерченко Л.В. появился отчёт ООО «Кубань-Аудит» № 62/01 от 01.11.2013 (Приложение 1), в котором специалисты – аудиторы, исследовав внутренние документы ОАО «Каневсксахар», а также документы, связанные с исполнением договора купли-продажи сахара № 37 8/431 от 12.11.2012, сделали вывод о том, что в результате заключения/исполнения данного договора имущественное положение ОАО«Каневсксахар» в худшую сторону не изменилось, уменьшение стоимости его активов не произошло и, соответственно, имущественные права акционеров ОАО «Каневсксахар» нарушены не были (Приложение 2).

В этой связи сторона защиты полагает необходимым приобщить данный документ к материалам уголовного дела и исследовать его в суде апелляционной инстанции в качестве доказательства, которым опровергается факт причинения ОАО «Каневсксахар» имущественного вреда в результате заключения и исполнения сторонами договора купли-продажи сахара №378/431 от 12.11.2012.

4. Как указано выше, сторона защиты неоднократно обращалась к следователям с ходатайствами о назначении финансово-экономической экспертизы с постановкой прямого вопроса о наличии у ОАО «Каневсксахар» имущественного вреда в результате действий     Игнатенко П.Н.

Согласно п. 2 ст. 159 УПК РФ «…подозреваемому или обвиняемому, его защитнику …. не может быть отказано в … производстве судебной экспертизы … если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела.

Свои ходатайства защита обосновывала требованиями пп. 4, п. 1 ст. 73 УПК РФ, согласно которым имущественный вред в материальных составах преступления в сфере экономики является обстоятельством, подлежащим доказыванию.

Однако, не смотря на это, а также на то, что в предмет исследования бухгалтерских экспертиз не входит выяснение вопросов в сфере экономики, следователи, тем не менее в удовлетворении данных ходатайств отказали.

Таким образом, изложенное позволяет сделать вывод о том, что следователи отказывали защите в назначении финансово-экономической экспертизы с постановкой прямого вопроса о наличии у ОАО «Каневсксахар» имущественного вреда в результате действий Игнатенко П.Н. незаконно.

На основании изложенного и с учётом доводов первоначальной апелляционной жалобы адвоката Артёменко Н.В. от 20.06.2016, руководствуясь ст. 389.6, п. 4 ст. 389.8 УПК РФ, —

ПРОСИМ:

Приговор Каневского районного суда Краснодарского края в отношении Игнатенко П.Н. от 15.06.2016 отменить и вернуть уголовное дело прокурору для устранения нарушений уголовно-процессуального законодательства, допущенных следственным органом при составлении обвинительного заключения.

В противном случае:

  1. Повторно исследовать заключение экспертизы № 3215/13-1/18.1 от 08.11.2013.
  2. Вызвать в суд и допросить эксперта Кулишову А.А.
  3. Исследовать и дать оценку отчёту ООО «Кубань-Аудит» № 62/01 от 01.11.2013.
  4. Назначить по настоящему уголовному делу судебную финансово-экономическую экспертизу на предмет установления имущественного вреда у ОАО «Каневсксахар», его размера и причинной связи между возникшим вредом и действиями Игнатенко П.Н.
  5. По итогам судебного следствия приговор в отношении Игнатенко П.Н. отменить и вынести оправдательный приговор с признанием за ним права на реабилитацию в порядке, установленном главой 18 УПК РФ.

Приложение (в копиях):

  1. Ответ адвоката Дубина Е.А. адвокату Ерченко Л.В. от 18.07.2016.
  2. Отчёт ООО «Кубань-Аудит» № 62/01 от 01.11.2013.

«19» августа 2016 года

Адвокаты: Ерченко Л.В., Артёменко Н.В.

Похожие записи

Ваше мнение