Апелляционная жалоба адвоката Артёменко Н.В.

дело № 22-4891/2016

Приговором Каневского районного суда Краснодарского края от 15.06.2016, вынесенного в составе судьи Белохортова И.И., Игнатенко Павел Николаевич, 1965 г.р. признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на восемь лет со штрафом в размере трехсот тысяч рублей без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Указанный приговор подлежит отмене ввиду того, что был постановлен без соблюдения принципа законности и правовой справедливости, как определяющих и основополагающих аспектов верховенства (господства) права при осуществлении правосудия.

Судом неверно установлены фактические обстоятельства, неверно дана юридическая оценка сложившихся между субъектами предпринимательства отношений, что существенно повлияло на решение вопросов о виновности Игнатенко П.Н. и наличии в его действиях состава преступления.

Суждения суда о виновности Игнатенко П.Н. в инкриминируемом ему преступлении является ошибочным и несостоятельным, так как не подтверждены доказательствами, в том числе допустимыми.

Из текста приговора усматривается, что « …Игнатенко П.Н. совершил мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, с использованием своего служебного положения, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере.»

Так же суд указывает, что Игнатенко П.Н. являясь генеральным директором ОАО«Каневсксахар», действуя умышлено из корыстной заинтересованности в группе лиц по предварительному сговору с первым и вторым лицом, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, совершили хищение у ОАО «Каневсксахар» 6 002,025 тонны сахара — песка путём отгрузки сахара в ООО «Кубанский — сахар» по договору поставки от 12.11.2012 № S37/431. Однако ООО «АгроИндустрия» отказалось выполнять денежные обязательства перед ОАО «Каневсксахар», чем соучастники причинили ОАО «Каневсксахар» ущерб на сумму 117 039 487 рублей 50 копеек».

Однако, основываясь только на этих выводах, не подтвержденных какими-либо объективными доказательствами, свидетельствующими об отсутствии у Игнатенко П.Н. намерений на исполнение взятых на себя обязательств по гражданско-правовым сделкам, невозможно сделать однозначный и бесспорный вывод о совершении им мошеннических действий.

Как правильно установлено судом 12.11.2012 № S37/431 между ООО «Агроиндустрия» и ОАО«Каневсксахар» был заключен договор купли -продажи сахара-песка, с отсрочкой платежа, т.е. обычный договор которые заключаются между хозяйствующими субъектами в сфере предпринимательской деятельности.

Как достоверно установлено в ходе до следственной проверки, предварительного следствия, и суда на момент возбуждения уголовного дела, следствие располагало сведениями, что срок оплаты за отгруженный товар не наступил. Так, согласно условий договора поставки сахара песка от 12.11.2012 №S37/431 оплата за поставленный товар должна была быть произведена в период с января по сентябрь 2013 года. Однако не дожидаясь наступления срока оплата согласно вышеуказанного договора представителями ОАО «Каневсксахар» было подано заявление в правоохранительные органы о совершенном преступлении.

В свою очередь представители следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарского края, установив в ходе проведенной до следственной проверки, что срок окончательной оплаты является сентябрь 2013 года, не дожидаясь наступления указанного срока при отсутствии достаточных оснований для возбуждения уголовного дела приняли процессуальное решение о возбуждении уголовного дела.

Следует отметить, что органу предварительного следствия на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела было достоверно известно о том, что между сторонами, ОАО«Каневсксахар» и ООО «АгроИндустрия», были произведены 25.02.2013, 27.02.2013 зачёты встречных требований к ОАО «Каневсксахар», право на которые было приобретено по договору цессии от 19.02.2013 у «MARCIRAY TRADE Ltd» на сумму 109 920 906 рублей 54 копейки и по договору цессии от 25.02.2013 и у ООО «Серенада» на сумму 8 048 536 рублей 73 копейки. Правомерность перехода прав требований к «MARCIRAY TRADE Ltd» подтверждается договором цессии от 21.08.2012, заключённым с ООО «Кубанский сахар», согласно которому ОАО «Каневсксахар» не возвратило заем по договору № 59- ЗМ от 17.02.2012. ООО «Серенада» — договором цессии от 26.12.2012, заключённым с ООО«РосБизнесАктив», право требования к которому перешло по договору цессии №20.03/12 от 20.03.2012, заключённым с ООО «Контакт 77», которому ОАО «Каневсксахар» не оплатило поставку угля по договору № 148-У от 17.05.2011. Данное обстоятельство подтверждено 28.05.2012 решением Арбитражного суда Краснодарского края по делу №А-32-3266/2012.

В виду того, что ОАО «Каневсксахар» по договору займа должен был возвратить ООО«Кубанский сахар» 117 000 000 рублей (долг подтвержден решением Арбитражного суда Краснодарского края), ОАО «Каневсксахар» выходит с инициативой провести зачет, согласно которого ОАО «Каневсксахар» закрывает долг по займу перед ООО «Кубанский сахар», а ООО«Кубанский сахар» закрывает долг ООО «Агроиндустрия» перед ОАО «Каневсксахар».

Кажется конфликт двух хозяйствующих субъектов должен быть исчерпан.

Но представитель ОАО «Каневсксахар» Ечкалов С.Н., спустя почти год, обращается в суд и оспаривает произведенный зачет. Логика ОАО «Каневсксахар» проста: Вы нам верните долг, а то, что мы должны Вам, Вы нам простите.

Решением АС города Москвы от 19.02.2014 по делу А40-176775/2013 зачеты между ОАО«Каневсксахар» и ООО «Агроиндустрия» признаны недействительными в силу того, что зачет произведен преждевременно, так как срок оплаты за поставленный товар на момент проведения зачета не наступил. Данное решение вступило в силу 20.05.2014 года (напомню дело возбуждено 11.07. 2013), т.е. практически за год как был утрачен зачет.

Как видно, для следствия, стороны обвинения, суда факт того, что на день возбуждения уголовного дела существовал зачет встречных однородных требований, и срок оплаты за товар еще не наступил, не явились препятствием для возбуждения уголовного дела, ни прокурор, ни суд не видит нарушения в возбуждении уголовного дела, равно как и отсутствие ущерба у потерпевшего ПАО «Каневсксахар».

Суд принимает позицию ПАО «Каневсксахар» и указывает на нарушение Игнатенко П.Н. порядка заключения договора купли-продажи сахара, что по мнению суда свидетельствует о преступном намерении Игнатенко П.Н. на хищение сахара, а так же как доказанный факт, что ООО «Агроиндустрия» является фирмой-однодневкой.

Вместе с тем, данное заявление ПАО «Каневсксахар» уже было предметом рассмотрения в арбитражном суд г. Москвы делу А40-176775/2013 и суд в своем решении указал: «…Нарушение в обществе порядка принятия управляющих решений и их реализации не свидетельствует о пороее воли при совершении и/или исполнении сделки. Само по себе получение, что подтверждено вступившими в законную силу судебными актами, ответчиком прав требований к истцу на сопоставимом с подлежащие оплате за поставленный товар сумме свидетельствует о наличии разумного и добросовестного намерения именно на прекращение собственных обязательств зачетом встречных требований, а не совершения какой-либо иной сделки.

При этом суд признал обоснованными возражения ответчика, что ООО «АгроИндустрия» обладает полной предоставленной юридическому лицу правоспособностью вследствие государственной регистрации организации и отсутствии требования о принудительной его ликвидации. Наличие у организации признаков недобросовестного контрагента — «фирмы-однодневки» не является безусловным основанием для признания всех заключенных таким юридическим лицом сделок недействительными.»

В соответствии со смыслом ст. 159 УК РФ мошенничество относится к категории преступлений – хищение, обязательным признаком которого является причинение имущественного ущерба. Как следует из материалов уголовного дела как на момент принятия решения о возбуждении уголовного дела, так и до настоящего времени в результате описанных в приговоре событий и действий факт причинения имущественного ущерба ОАО «Каневсксахар» отсутствует. Более того имеет место наличие задолженности ОАО «Каневсксахар» перед ООО «Агроиндустрия».

Следовательно на момент принятия процессуального решения – возбуждения уголовного дела, так и в настоящее время отсутствует признак объективной стороны преступления, что свидетельствует и об отсутствии состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

В обвинительном заключении, представленном Игнатенко П.Н. не содержится доказательств что Игнатенко П.Н., при заключении договора купли-продажи сахара-песка №S37/431 от 12 ноября 2012 года имел какой либо умысел, направленный на хищение чужого имущества.

По смыслу уголовного закона с объективной стороны деяние, предусмотренное ст. 159 УК РФ, заключается в хищении чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, а также в приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием. При этом мошенничество считается оконченным, когда лицо приобретает право на чужое имущество, либо когда имущество изъято и у лица возникает реальная возможность им пользоваться или распоряжаться.

В результате чего доводы о том, что у Игнатенко П.Н. мог возникнуть умысел на совершение инкриминируемого ему деяния не может быть признан обоснованным.

Выводы суда о наличии достаточности данных, указывающих на совершение преступления, инкриминируемые Игнатенко П.Н., не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и противоречат п.1 п.2 ч.1 ст.73 УПК РФ, поскольку всесторонне, полно и объективно не проверено.

Не установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в частности не установлено время, место совершения преступления. Обвинением не представлено доказательств, что Игнатенко П.Н. являясь директором и заключая договор купли-продажи сахара-песка, достоверно знал, что контрагент ООО «Агроиндустрия» не намерена выполнять договорные обязательства. В данном случае обвинение умалчивает очевидный факт: задолженность покупателя за приобретенный сахар отсутствует. Как указывалось выше на момент возбуждения уголовного дела между ОАО «Каневсксахар» и ООО «Агроиндустрия» был проведен зачет, и как следствие ущерб отсутствовал.

На отсутствие ущерба стороной защиты указывалось неоднократно. Так суд посчитал, что в рамках уголовного дела установлено, что причиной игнорирования сделок — зачётов является то обстоятельство, что генеральный директор ООО «АгроИндустрия» Оденко А.Г. на допросе у следователя отказался от своего участия в хозяйственной деятельности ООО «АгроИндустрия» в качестве генерального директора, сообщив следователю о своём непонимании того, что он делал и подписывал, находясь на этой должности, а потому сделки — зачёты, по мнению следователя, не имеют юридической силы. При том, что все документы, относительно обстоятельств подписания вышеуказанных гражданско-правовых договоров самим Оденко А.Г. не ставиться под сомнение и были подтверждены проведенными по делу почерковедческими экспертизами.

При этом следует отметить, что соответствии с требованиями гражданского законодательства РФ отказ генерального директора от участия в хозяйственном обществе — основанием автоматического признания заключённых им ранее сделок недействительными не является.

Считаем, что суду следовало критически отнестись к показаниям Оденко А.Г. и Варюшкина И.А. поскольку их заявления о том, что они не имели никакого отношения к организации и деятельности ООО «Агроиндустрия» обусловлена страхом нести ответственность за деятельность общества.

Так же суду были представлены выписки с сайта налог.ру, из которых следует, что А.Г. Оденко и И.А. Варюшкина являлись учредителями нескольких десятков предприятий, в том числе и ООО «Продмаксима», на счета которого в дальнейшем были перечислены денежные средства поступившие на счет ООО «Агроиндустрия» от ООО «Кубанский сахар» (следует из экспертизы).

В процессе судебного следствия не выяснен вопрос, куда с ООО «Продмаксима» ушли денежные средства перечисленные ООО «Агроиндустрия», кто подписывал платежные поручения на перечисления денежных средств, кто является конечным получателем денежных средств.

Следует учесть, что ОАО «Каневсксахар», инициируя уголовное дело, даже не пыталось обратиться в арбитражный суд о взыскании долга с ООО «Агроиндустрия» в судебном порядке.

До окончания срока действия договора поставки сахара-песка № S 37 от 12 ноября 2012 года, равно как и срока оплаты, заранее предполагая, что ООО «Агроиндустрия» не будет рассчитываться за поставленный товар, ОАО «Каневсксахар» обращается в Следственный Комитет по Краснодарскому краю, и Следственный Комитет стремительно возбуждает уголовное дело по ст. 201 УК РФ.

С признанием Ленинским районным судом г. Краснодара незаконным возбуждение уголовного дела, СК тут же меняет квалификацию и возбуждает уголовное дело уже по ч. 3 ст. 159.4 УК РФ.

Напрашивается вопрос: Кто определил наличие долга перед ОАО «Каневсксахар», без решения суда? Следователи? Тогда зачем суды? если можно найти понимание в следственных органах, которые без судебных решений назовут вашего контрагента мошенником, парализуют работу предприятий, и вот на одного конкурента меньше.

Кто сотрудничает с ОАО «Каневсксахар» (дает показания которые устраивают ОАО«Каневсксахар») тот остается свидетелем по делу, как например бывший директор ООО«Агроиндустрия» Оденко А.Г., который меняет показания как во время следствия, так и на суде, при этом оговаривая подсудимого, без совести и страха, что может быть привлечен к уголовной ответственности за лжесвидетельствование, боле того уверен в своей безнаказанности, имея за своей спиной таких покровителей как ОАО «Каневсксахар».

В соответствии со ст. 6 УПК РФ «уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод», а в соответствии со ст. 14 УПК РФ «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в пользу обвиняемого».

Сторона защиты считает, что следствием не доказан умысел Игнатенко П.Н., при заключении договора купли-продажи сахара-песка № S37/431 от 12 ноября 2012 года.

Выводы стороны обвинения и поддержанные судом о наличии достаточности данных, указывающих на совершение преступления, инкриминируемые Игнатенко П.Н., не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и противоречат п.1 п.2 ч.1 ст.73 УПК РФ, поскольку всесторонне, полно и объективно не проверено.

Не установлены обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу, в частности не установлено время, место совершения преступления.

Обвинением не представлено доказательств, что Игнатенко П.Н. являясь директором и заключая договор купли-продажи сахара-песка, заведомо знал, что контрагент ООО«Агроиндустрия» не намерено выполнять договорные обязательства.

Следствие указывает, что « в указанный период времени Игнатенко П.Н. и первое и второе лицо осознавая совместный характер, собственных действий, достигли согласованности относительно общего преступного умысла, обусловленного корыстным стремлением, определили цели и способы достижения преступного результата, а также распределили между собой преступные роли.»

Защита считает, что данные выводы суда не соответствуют материалам уголовного дела, в которых не содержится сведений и доказательств когда при каких обстоятельствах договорились вышеуказанные лица на совершение хищения, получил ли Игнатенко П.Н. или другие лица выгоды от этой сделки, куда был вывезен сахар, обращен ли он в пользу Игнатенко П.Н. или иных лиц. Суд ограничился общими формулировками

При хищении путем мошенничества имущество изымается из владения собственника или иного уполномоченного лица специфическим путем – путем обмана. При инкриминируемых обстоятельствах имущество передавалось из владения потерпевшего (продавца) покупателю по воле уполномоченного лица (Игнатенко П.Н.). Однако Игнатенко П.Н. фигурирует в материалах дела не как обманутое лицо, а как один из обманщиков.

Анализируя изложенное требование уголовного закона, в частности ст. 159 УК РФ, сопоставив его с действиями Игнатенко П.Н., следует прийти к однозначному выводу: имущество (сахар) вышло из владения ОАО «Каневсахар» и перешло во владение ООО«Агроиндустрия» на основании договора поставки сахарного песка № S37 от 12.11.2012 года без обмана, со стороны Игнатенко П.Н., так как он даже не мог предполагать что со стороны ООО «Агроиндустрия» нет намерений произвести расчет за купленный сахар.

Так, например, в приговоре нигде не содержится ответов на следующие процессуально значимые вопросы:

— в чем именно были заинтересованы участники группы, в чем именно выражается эта корысть (стремление незаконно обогатиться)? или иные обстоятельства.

— в чем именно выражалась преступность договоренностей, действий, планов и намерений каждого из участников группы?

При этом многократно употребляемые в обвинительном заключении термины «преступный» и «корыстный» не имеют правового смысла применительно к описанию обычных коммерческих сделок и действий по их исполнению.

В обвинительном заключении так же достаточно часто встречается слово «обман», однако данный уголовно-правовой термин не употребляется при описании способа изъятия имущества, как это требуется уголовным законом.

Вместо этого, обвинение применяет данное слово в бытовом смысле и всего дважды:

а) утверждается, что руководитель покупателя Оденко А.Г. был обманут, действуя в качестве покупателя ( не понятно, как можно обмануть покупателя отдавая ему товар?);

б) утверждается, что после так называемого хищения сахара новый руководитель продавца был обманут обещаниями расплатиться со стороны участников группы (с кем разговаривал, когда, где?).

Таким образом, ключевой элемент состава хищения (путем обмана), вмененный в вину Игнатенко П.Н., в описании как в действиях Игнатенко П.Н. так и в чьих-либо действиях отсутствуют.

Если проигнорировать очевидные инсинуации обвинения, то на первый взгляд существенно выглядит лишь утверждение об ущербе, причиненном потерпевшему действиями обвиняемых. Покупатель, утверждает обвинение, не заплатил за товар. Поэтому покупка сахара и является хищением.

При этом в отношении покупателя ООО «Агроиндустрия» в лице директора Оденко А.Г. уголовное дело не возбуждается, а возбуждается в отношении продавца, надлежащим образом исполнивший свои обязательства.

Получается за виновные действия покупателя несет ответственность продавец? И данные обстоятельства не насторожили суд, и не поставили под сомнения показания Оденко А. Г.

Как указывалось выше на момент возбуждения уголовного дела между ОАО «Каневсксахар» и ООО «Агроиндустрия» был проведен зачет, и как следствие ущерб отсутствовал. С признанием судом зачета недействительным, ООО «Агроиндустрия» вторично проводит зачет 2014 году, о котором в судебном заседании сообщает руководитель ООО«Агроиндустрия» Савенко В.Д. (назначенный после Оденко А.Г.)

Так в ходе судебного заседания при допросе руководителя ООО «Агроиндустрия» В.Д.Савенко, последним были предоставлены договора об уступке права требования от 18 ноября 2014 года № 2S и № 3S, равно как и уведомление от ООО «Агроиндустрия» направленное в адрес ОАО «Каневсксахар», полученное лично Оскановым М.Х. 10 декабря 2014 года свидетельствующее о состоявшейся переуступке права требования от компании CORPUSCUBE HOLDINGS LTD на сумму 3 500 000 дол. США к ООО «Агроиндустрия».

После в результате проведенного зачета Продавец (ОАО «Каневсксахар») остался должен покупателю (ООО «Агроиндустрия») 1 194 716 доллара 95 центов США.

Заявление представителя ОАО «Каневсксахар», о том, что они не признают данный зачет не имеет правового значения, так как в силу п. 2 ст. 382 ГК РФ для перехода к другому лицу прав кредитора, не требуется согласие должника, если иное не установлено законом или договором.

Так же обращаю внимание суда на п. 1 ст. 385 ГК РФ, который гласит «Уведомление должника о переходе права имеет для него силу независимо первоначальным или новым кредитором оно направлено».

До настоящего времени данный зачет в установленном законом порядке не оспорен, в следствии чего, зачет на сегодняшний день считается состоявшимся, и как следствие отсутствует ущерб у так называемого «потерпевшего».

Имущественный ущерб – явление объективное, и величина его всегда конкретна, измерима и проверяема. Иными словами ущерб либо есть либо его нет, третьего не дано.

Все действия ООО «АгроИндустрия» свидетельствуют о том, что общество предпринимает все меры для погашения задолженности перед ОАО «Каневсксахар», что в свою очередь не очень по душе ОАО «Каневсксахар», так как отсутствие ущерба у так называемого потерпевшего по делу прямо свидетельствует о незаконности привлечения лица к уголовной ответственности, и незаконности возбуждения уголовного дела.

В отношении ряда свидетельских показаний стороной защиты обращалось внимание суда   о недопустимости данных показаний как доказательств по делу.

Особо хотелось бы обратить внимание на показания свидетелей Рудь А.Г., Бочкарь Н.Ф., Луценко С. В., а именно на то, что показания вышеуказанных свидетелей при их сравнительном исследовании носят характер однообразного их изложения, в том числе и в части описания событий, имеющих доказательственное значение, что может свидетельствовать о формировании данных показаний представителями органов следствия, причастных к расследованию данного уголовного дела, либо оперативному сопровождению, что не может быть признано допустимым. Более того, в своих показаниях вышеуказанные свидетели допустили указание на фактические обстоятельства, которые им не могли быть известны.

Так в части примера можно привести следующее: Рудь А.Г., Бочкарь Н.Ф., Луценко С.В., Баева Р.К. утверждают, что назначением на должность директора ОАО «Каневсксахар» Игнатенко П.Н. способствовал Санзяпов О.И., фактически руководство ОАО «Каневсксахар» осуществляло ООО «Кубанский сахар». При том, что данные сведения не могли быть получены указанными лицами при осуществлении своей служебной деятельности.

При допросе указанных лиц в судебном заседании такие свидетели как Рудь А.Г., Бочкарь Н.Ф., Луценко С.В. на вопрос защиты: «Из каких источников вам стало известно, что Игнатенко на должность был назначен Санзяповым О.И.» ни один из свидетелей не смог назвать источник своей осведомленности, ограничившись, «… что все на предприятии так считали».

В месте с тем, обращаем внимание суда на тот факт, что Игнатенко П.Н. был назначен на должность директора советом директоров ОАО «Каневсксахар» (протокол заседания совета директоров от 14.12.2011 г. протокол № 3 ) и данное решение не было оспорено в установленном законом порядке, т. е. в суде.

Следовательно, выводы стороны обвинения, что Игнатенко П.Н. назначен на должность Санзяповым О.И., не нашли своего подтверждения в суде.

При этом, необходимо отметить, не смотря на то, что данные показания вышеуказанных свидетелей, основанные на слухах и предположениях сторона обвинения положили их в основу обвинения Игнатенко П.Н. в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса Российской Федерации, которое было принято судом и положено как доказательства в приговор.

Сторона защиты считает, что к показаниям свидетелей Рудь А.Г., Бочкарь Н.Ф., Луценко С.В. следует относиться критически, поскольку указанные лица являются работниками ОАО «Каневсксахар», и зависимы от работодателя.

В отношении показаний данных в судебном заседании Месропяна Ю.Г., Григоренко С.М., Мишарева М.Н., Осканова М.Х., в части где указанные лица свидетельствуют, что мой подзащитный сообщил, что за подписание договора купли-продажи сахара-песка № S 37|431 от 12 ноября 2012 года он яко бы получил вознаграждение, не выдерживает ни какой критики.

Данные свидетели появились лишь в судебном заседании, после того, как стороной защиты было обращено внимание на тот факт, что обвинением не представлено доказательств корысти Игнатенко П.Н. при подписании договора купли-продажи.

Стороной защиты было заявлено ходатайство об истребовании выписок об аффилированных лицах в ОАО «Племзавод «Воля», ОАО «Агрофирма «Победа», ОАО «Родина», ОАО «Каневсксахар».

Данное ходатайство было удовлетворено и суд запросил выписки об аффилированных лицах в вышеуказанных организациях.

При анализе выписок ОАО «Племзавод «Воля», ОАО «Агрофирма «Победа», ООО «Родина» нетрудно установить, что свидетели со стороны обвинения, а именно Мишарев М.Н., Месропян Ю.Г., Григоренко С.М. являются членами совета директоров вышеуказанных обществах, а так же в ОАО «Каневсксахар».

В свою очередь, данные общества входят в состав ООО «Агрохолдинг «Каневской», которым руководит Мишарев М.Н.

ООО «Агрохолдинг» Каневской» в свою очередь входит в ЗАО «Концерн «Покровский», основным учредителем которого является Коровайко А.В.

Так же обращаю внимание суда, что учредителем ООО «Агрохолдинг» Каневской» является ООО «Торговый дом «Каневской», учредителем которого так же является Коровайко А.В., что свидетельствует о явной заинтересованности концерна «Покровский» в данном уголовном деле.

Подтверждение данным фактам являются показания Фоменко С.О., которая рассказывая историю уголовного преследования как подсудимого Игнатенко П.Н. так и первого и второго лица, указывала, что в уголовном преследовании главным заинтересованным лицом является Коровайко А.В., основной учредитель ЗАО «Концерн «Покровский».

В своих пояснениях Игнатенко указал, что со свидетелями Месропян Ю.Г. и Григоренко С.М. он в день увольнения не разговаривал, более того, с Месропян Ю.Г. он никогда не встречался и даже не был с ним знаком, а с Григоренко С.М. последний раз встречался в середине лета 2012 года при подписании хозяйственного договора между ОАО «Каневсксахар» и ООО «Агрохолдинг» Каневской».

Считает, что свидетели Месропян Ю.Г., Григоренко С.М., Мишарев М.Н., Осканов М.Х., его целенаправленно оговаривают, так как являются взаимозависимыми лицами по отношению как к ОАО «Каневсксахар», так и ЗАО «Концерн «Покровский», за которыми стоит Коровайко А.В., данное утверждение ни стороной обвинения ни судом не опровергнута.

Однако суд при вынесении приговора посчитал, что показания работников предприятия достоверны, а к показаниям Фоменко С.О. следует отнестись критически, так как она заинтересованное лицо, при этом суд не указал, почему данные работники не являются заинтересованными лицами, а Фоменко С.О. является.

Показания Сивакова Ф.Н., из которых следует, что совместно с человеком по имени Геннадий он создал ООО «Агроиндустрия», по заданию Санзяпова О.И., для проведения необходимых финансовых операций и товарных сделок.

При этом кроме словестных показаний Сивакова Ф.Н., стороной обвинения не представлено доказательств, что именно Санзяпов О.И. дал ему поручения создать ООО «Агроиндустрия», равно как и доказательств, того, что ООО «Агроиндустрия» создавалось для видимости.

Напрашивается вопрос – если Сиваков Ф.Н. совместно с Варюшкиным И.А. и Оденко А.Г., по заданию Санзяпова О.И. и Благовещенской О.В. создавали ООО «Агроиндустрия» только лишь для проведения одной сделки, ставили ли они об этом в известность Игнатенко П.Н. Не использовали ли они Игнатенко П.Н. как говориться в «темную». Следствием, равно как и данный вопрос остался без исследования, равно как судом.

Из показаний Варюшкина И.А. — ООО «АгроИндустрия» он не создавал, так как в это время он находился в армии. Данное утверждение следствием не проверено, более того в настоящее время Варюшкин И.В. подал заявление в арбитражный суд г. Москвы об истребовании 100% доли ООО «Агроиндустрия» от сегодняшнего учредителя CORPUSCUBE HOLDINGS LTD, что ставит под сомнение достоверность и правдивость его показаний.

Из показаний Оденко А.Г. – можно охарактеризовать двумя словами ничего не знаю что подписывал, к нотариусу ходил не понимаю для чего и т.д.

Складывается впечатление, что достаточно сказать что я ничего не понимаю, как машина правосудия начинает буксовать, считая, что в действиях Оденко отсутствует состав преступления, забывая при этом, что Оденко А.Г. был директором предприятия на момент заключения сделки, а так же получения денежных средств от ООО «Кубанский сахар», которые в дальнейшем за его подписью ушли на ООО «Продмаксима», где он так же является учредителем.

К показаниям свидетеля Савенко В.Д. данным им суду следует отнестись крайне критически, так как допрошенный в судебном заседании Савенко В.Д. показал, что в настоящее время он находится под следствием, где заявителем по уголовному делу является ОАО «Каневсксахар», что ставит под сомнение все те показания которые он дает в суде, так как боязнь участи Игнатенко П.Н. над ним давлеет.

В отношении представляемых доказательств.

Обвинение как доказательство вины Игнатенко П.Н. приобщает к материалам дела «Регламент согласования сделок и платежей ОАО «Каневсксахар», предоставленный ОАО «Каневсксахар».

При ознакомлении с данным регламентом установлено, что данный регламент принимался в целях установления порядка по расходованию денежных средств общества, а так же согласования сделок с управляющей компанией.

При этом следствие не представило доказательств заключения договора с Управляющей компанией (и была ли такая компания в природе?).

Если договора с Управляющей компанией не существовало, то цель следствия (прилагать Регламент) который не несет в себе никакой юридической значимости, как доказательство, считаем не правомерно.

В отношении финансово-экономической экспертизы.

Стороной защиты неоднократно обращалось внимание суда, на тот факт, что представленная стороной объвинения финансово-экономическая экспертиза №3215/13-1/18.1 от 18.11.2013 года, проведенная экспертом Кулишовой А.А., проведена за период работы ООО«АгроИндустрия» с 12.11.2012 года по 01.07.2013 года, в то время как согласно договора поставки срок окончания расчета за товар сентябрь 2013 года. Как пояснила эксперт Кулишова А.А., следствием был ограничен срок исследования, а именно отразить движение денежных средств до 01.07.2013 года. Не свидетельствует ли данный факт, что следствие не ставило перед собой задачи найти получателя денежных средства, так называемое лицо которое получило денежные средства.

Так же стороной защиты указывалось, что согласно постановления следователя должна была быть проведена финансово-экономическая экспертиза, однако экспертом Кулишовой А.А. была проведена бухгалтерская экспертиза, о чем она сделала отметку в своем заключении.

Обращаем внимание суда на тот факт, что бухгалтерская экспертиза имеет своей целью проверку правильности отражения проведения бухгалтерский проводок, как финансово-экономическая призвана установить экономическую целесообразность проведенных сделок, последствия от данных сделок, а так же определить ущерб.

Все вышеуказанные вопросы были поставлены перед экспертом, однако в заключении эксперт указала, что ответить на данные вопросы не представляется возможным и ограничилась проведением бухгалтерской экспертизы.

Отсутствие экспертного заключения нарушает права подзащитного и ставит под сомнение принятие обоснованного решения судом.

Так же суд в приговоре указывает, что виновность подсудимого Игнатенко П.Н. подтверждается письменными доказательствами по делу. Из большого перечня письменных доказательств только договор купли-продажи сахара – песка и спецификации к нему имеют отношение к Игнатенко П.Н., как подписанту данных документов.

Какое отношение имеет Игнатенко П.Н. к телефонным разговором между Оскановым и Санзяповым, и как эти переговоры подтверждают вину Игнатенко П.Н. судом не мотивировано.

Так же не понятно как подтверждают вину Игнатенко П.Н. движение денежных средств по счетам ООО «АгроИндустрия»?

Уголовное преследование Игнатенко П.Н. по данному делу не имеет законных оснований и противоречит ст. 5 УК РФ, согласно которой лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные деяния и их последствия, в отношении которых установлена его вина, объективное вменение не допускается.

ст. 6 УПК РФ, согласно которой назначением уголовного судопроизводства является, в том числе защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

ст. 8 УК РФ, согласно которой единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ.

На основании изложенного можно прийти к выводу, что в действиях Игнатенко П.Н. отсутствует состав преступления предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, в результате чего в отношении Игнатенко П.Н. защита просит в соответствии с ст. 38920 обвинительный приговор отменить и вынести оправдательный приговор, признать за ним право на реабилитацию в порядке, установленном главой 18 УПК РФ.

Похожие записи

Ваше мнение